4 августа 2010 г.

2002: Кончита Гонсалез, "Италия"...

... или Печальный быт туриста. Этот рассказ скорее грустный, нежели веселый, и пишу я его для того, чтобы предупредить неопытных путешественников о неприятных неожиданностях, которые могут постигнуть нашего не избалованного сервисом туриста за рубежом.
В Италии хотелось побывать давно. Красивейшая страна с многовековой историей, колыбель культуры, великолепная архитектура, потрясающая кухня, замечательные курорты, удачный шопинг наконец. Именно так ее расписывали всевозможные телепередачи, рекламные проспекты и друзья, уже побывавшие там.

Турфирмы предлагали два, точнее, три варианта отдыха: первый - неделя на побережье, второй - неделя мотаний по всей Италии с посещением Рима, Венеции, Флоренции и Римини, и третий - двухнедельный, сочетание первых двух. Так как финансовые и временнЫе возможности полностью исключали третий вариант, мы решили остановиться на втором, здраво рассудив, что поваляться на пляже мы можем где-нибудь в Турции (на худой конец - в Подмосковье) с гораздо меньшими денежными затратами. Благо был июнь, и погода позволяла.

Вылет задержали на час, но это не так омрачило наше настроение, как прилет. Примерно в одно и то же время в аэропорт Римини прилетает сразу три чартерных рейса из Москвы, забитых по самое "не хочу", а это почти 1000 человек. Замученных полетом, пьяных, сонных, голодных, нас загнали в помещение, рассчитанное на гораздо меньшее количество народу. Кондиционер, насколько я понимаю, был отключен из чистого садизма.

Процедура прохождения границы выглядела бы забавно, если бы не была столь долговременной. Пограничники выкрикивали русские и не очень фамилии с жутким акцентом, ставя ударения на всех слогах, кроме нужного. Например, зовут какую-нибудь "СидорОву". А эта самая Сидорова вышла покурить или пописать, или уснула, или просто не понимает, что зовут именно ее. А итальянцы надрываются, верещат, желают непременно увидеть именно ее, отложить паспорт и назвать кого-нибудь другого им в голову не приходит. Измученный ожиданием народ начинает скандировать, склоняя во всех падежах Сидорову и ее мать.

Следующий этап - таможенники. Вот уж правду говорят, что таможенник - это не профессия, а состояние души. Уж не знаю, чем именно им не понравился мой рюкзачок, но проклятый итальянец заставил выпотрошить его весь, с интересом разглядывая мой нехитрый скарб и искренне удивляясь, где же я прячу оружие и наркотики. При этом ожесточенно размахивал руками и зажатым в них моим нижним бельем. Мне, доведенной до белого каления, он задал вопрос "Парляно итальяно?" и, получив отрицательный ответ и предложение перейти на английский, заявил "Но ты же приехала в Италию, почему же ты не говоришь на итальянском?". Вот тут моя открытая русская душа не выдержала. Сдерживаясь из последних сил, чтобы не вцепиться ему в горло зубами, с милейшей улыбкой и как можно спокойнее я постаралась объяснить ему, что приехала только на семь дней, ради которых не собиралюсь учить абсолютно не нужный мне итальянский. А вот он, падла, досматривает ежедневно тысячи российских туристов и мог бы уже давным-давно выучить пару русских выражений.

И вдруг из памяти всплыл рассказ подруги, услышанный накануне перед отлетом: "Уже с самого аэропорта я влюбилась в Италию. Ты себе не представляешь, какие они радушные люди. А мужчины! Самые красивые и галантные в мире!"

Отдельного рассказа заслуживают итальянские отели. В Римини, например, трехзведную гостиницу нам выдавали за четырехзвездную. Когда нашему гиду мы указали на вывеску отеля, где зеленым на коричневом тускло светили только три звезды, то получили в ответ нечто невразумительное типа "Одна отвалилась".

Не обнаружив в номере элементарного мыла, не говоря уже о шампунях или гелях для душа, мы обратились к администратору. Через два часа (!) нам все же принесли два кусочка мыльца в пожелтевших от старости обертках, на которых значилось название другого отеля. При первом же прикосновении к мылу оно рассыпалось в пыль.

Во Флоренции нас повергло в шок чудо итальянской дизайнерской мысли. В маленькой каморке, гордо именуемой ванной комнатой, размером 1,5 на 2 метра, сообразительные аборигены умудрились уместить ванную, биде, унитаз и раковину. Процесс мытья доставлял нам немало "радости". Так, например, чтобы попасть в саму ванну, необходимо было отодвинуть стеклянную перегородку, которая предоставляла вход шириной сантиметров 30-40 непосредственно над биде. Таким образом, чтобы залезть в ванну, нужно было наступить в биде (больше наступать было некуда) и втиснуть свою широкую русскую душу в щель между стеной и перегородкой. Уже попав в ванну, я столкнулась с очередной трудностью. Ни крана, ни шланга у душа не было. Вместо этого на высоте двух метров из стены торчал клювик, сильно напоминающий старую лейку, а вентили находились где-то на уровне коленей. Видимо итальянцы даже не подозревают, что можно мыться частями. Мне, например, совсем необязательно мыть голову каждый день, но я была вынуждена это делать, так как, открывая и закрывая воду, я по любому попадала под безжалостные струи воды. "Безжалостные" потому, что очень редко сразу вода шла именно той температуры, которой нужно. И при открытии крана меня обдавало либо ледяной водой, либо кипятком.

Но если во Флоренции процесс омовения доставлял неудобства каждому индивидууму по отдельности, то в Риме - всем сразу. Тот же злосчастный клювик, те же вентили, но ни ванны, ни перегородки. Вода, падая с двух метров и ударяясь, например, о спину моей полутораметровой подруги, разлеталась во все стороны, не оставляя надежды остаться сухими ни полотенцу, ни унитазу, ни туалетной бумаге, ни вещам моющейся. Для пущего веселья клювик находился как раз напротив входной двери. И когда в первый вечер, услышав истошные визги из ванной одной из нас (не каждый хладнокровно сможет лицезреть как мокнет твоя одежда), другая, поспешив на помощь, открыла дверь... Я думаю, вы догадались, что произошло. Почему-то сразу вспомнился Пьер Ришар.

Но больше всего поразила итальянская кухня. В Римини два дня подряд на ужин давали кусок мяса толщиной с газетный лист. А на гарнир нечто зеленое, видимо, бывшее раньше травой, а теперь ставшее неизвестно чем. (Теперь-то я знаю, что это был шпинат, а тогда в совокупности с убогим кусочком мяска мне это казалось издевательством.)

Во Флоренции на завтрак нам дали испорченное масло, и полгруппы скосила банальная диарея.

После таких завтраков и ужинов мы выходили только с одной мыслью: "Надо бы перекусить".

Подавать хлеб мягким в Италии, видимо, считается дурным тоном. Поэтому все семь дней мы грызли засохшие булки и плюшки.

Итальянская пицца представляла собой лаваш диаметром полметра, слегка испачканный кетчупом, в котором хаотично валялись 2-3 кусочка колбаски/-ветчинки, 4-5 оливок и какая-то травка, похожая на анашу.

Единственное место, где еда была более или менее приемлемой (а на фоне итальянских ресторанов просто-таки изысканной), - это автозакусочные. Там-то мы и отъедались...

(продолжения, боюсь, уже не последует)




Опубликовано на Bekasov.ru 03.08.2002

3 комментария:

  1. продолжения, боюсь, уже не последует--
    Админ, наверное, крепко обидел Кончиту ;-)

    Жалко :-(

    Интересно пишет, простой слог, читается легко,
    но жалко, что продолжения не следует.

    ОтветитьУдалить
  2. А я хочу на Северный полюс.Туда, где нет дыма, жары, раскаленного асфальта.

    ОтветитьУдалить
  3. http://img-fotki.yandex.ru/get/5401/sergeydolya.1/0_33bf0_dafd0516_orig

    Хочу я вот куда - на Аляску!

    ОтветитьУдалить

Приносим извинения за то, что некоторые комментарии (как правило, от анонимных читателей) будут опубликованы не сразу, а после проверки администратором. Спасибо.