2 сентября 2011 г.

Франция. Жизнь "с нуля". Париж (из книги "Благодаря и вопреки")

(Продолжение. См. предыдущие главы: Предисловие; "Я есть"; "Андрэ"; "Даниэль".)

Вот и наступил тот день, когда все бюрократические вопросы остались вместе с Родиной далеко позади. Для меня наступила новая реальность в новой стране с новыми людьми и новыми впечатлениями.
Париж принял меня в буквальном смысле теплом. То, что я нахожусь во Франции, я ощутила сразу, еще на Северном вокзале Парижа, стоя в шерстяном пальто, зимних сапогах и вязаной шапочке, на руках с ребенком, завернутым в ватное одеяло, перевязанное в лучших советских традициях - синими ленточками, среди порхающих в костюмчиках и легких туфельках француженок (cредняя температура воздуха в декабре составляет -7 в Москве и +7 в Париже). Сравнивая себя с этими ухоженными изящными дамами, я почувствовала себя эскимосом в национальном одеянии, стоящим на Красной площади с тюком в руках. Мне хотелось поскорее увидеть свой парижский дом, скинуть теплые тяжелые одежды и окунуться в новую жизнь.
Андрэ снял для нас в Париже чудесную квартиру, с балкона которой было видно Эйфелеву башню, Монпарнас, Монмартр, но в самой квартире не было видно ничего: она была совершенно пустая, даже плиты на кухне не было. Вот когда я по достоинству оценила усилия подруг, собиравших меня во Францию!

Одна из них, Надежда, бывшая соседка по коммунальной квартире, тайно упаковывала мне вещи, составлявшие, на ее взгляд, предметы первой необходимости. Распаковывая во Франции чемоданы, я не переставала удивляться поджидающим меня сюрпризам – чудесам упаковочного дела Надежды, начинающихся с лишней подушки, которую неизвестно как удалось впихнуть ко всему прочему, и заканчивая деревянной скалкой, которую я никак не ожидала увидеть в «наборе для экстренного выживания во Франции». Разбирая багаж, я мысленно благодарила Надежду, заявлявшую: «Не знаю, куда ты едешь, но знаю, что в первый день в магазин вы не побежите! Все надо брать! Все!» Когда я собирала во Францию сковородки, мне было смешно, но когда мы приехали и стали распаковываться, была просто поражена, насколько кстати пришлись все эти вещи!

Начало заграничной жизни прошло буквально в походных условиях. В первую ночь я даже не знала, куда мне положить спать Даниэля, не вить же гнездо из свитера на полу! Тут мне попался на глаза пластиковый чемодан, объехавший с Андрэ весь свет. Вот из этого верного командировочного спутника и была на полтора месяца сооружена детская кроватка для ребенка. Этот чемодан до сих пор живет на антресолях как первая колыбель нашего сына.

В столице Франции мы прожили шесть лет, пока желание спасти старших сыновей от тлетворного влияния их арабских одноклассников не подвигло нас изменить место жительства. Дело в том, что мы жили не в центре Парижа, а в пригороде, и в школе, куда ходили дети, было много арабов (в нашем классе вообще был один-единственный француз). Общаясь с арабскими детьми, мальчики приобретали арабский акцент и некоторые тревожащие нас сомнительные повадки, поэтому мы поспешили переместиться в центр Франции, поближе к тихому буржуазному обществу. К тому времени Андрэ уже вышел на пенсию, и мы могли себе позволить оторваться от Парижа.

Время, когда мы искали себе дом, было захватывающе увлекательным! Каждый выходной мы отправлялись в путешествие по Франции в расчете найти себе какое-то интересное жилище. В течение недели покупали специальные журналы с фотографиями и описанием выставленных на продажу домов, выбирали, договаривались о встрече и ехали: то в Бретань, то на юг Франции к океану, то в Бержерак, то в Корэл. Так я знакомилась со страной. Во время путешествий и прогулок по Франции мы посмотрели множество потрясающих мест и встретили необыкновенных интересных людей.


«Между строк»


Елена: Рядом с нами часто живут удивительные люди, а мы этого даже не знаем! Так, у Андрэ была секретарша, Ниночка Давыдова, простая, очаровательная женщина. Однажды Андрэ сказал мне, что Ниночка – праправнучка нашего национального героя Дениса Давыдова (друга Пушкина), того самого бесшабашного офицера, героя войны 1812 года. В доме у Ниночки висит портрет ее прославленного предка. Сходство просто потрясает! При том, что Денис Давыдов был очень бравым, экспансивным, а Ниночка – очень тихое существо, умная и по-русски терпеливая барышня. У Нины есть дочь Людмила, мы звали ее Люси. У нас сохранилась замечательная фотография с прогулки в парке.  Даниэль и Люси присели на пенечке, прижались друг к дружке, и мы запечатлели их первый детский поцелуй.


1 комментарий:

Приносим извинения за то, что некоторые комментарии (как правило, от анонимных читателей) будут опубликованы не сразу, а после проверки администратором. Спасибо.