23 сентября 2009 г.

Отрывки из недописанного про Гардези, часть 2


2
27 февраля, вторник

Самолет приземлился в 22.28 по местному времени.

Областной аэропорт представлял собой странное зрелище. Нет, не то чтобы он был неухожен или запущен. Даже наоборот – губернатор наверняка имел полное право гордиться своими воздушными воротами. Невооруженным взглядом было видно, что аэровокзал совсем недавно реконструировали, отделанные под мрамор полы и стены были надраены до зеркального блеска, там и сям были развешаны новехонькие мониторы и табло, можно было обнаружить даже парочку банкоматов... Все это выглядело внушительно, стильно, по-европейски... Правда, все это выглядело именно так, если не замечать многочисленных лотков с разложенным пестрым ширпотребом, эшелонированных групп пристающих таксистов и частных извозчиков, а также потоков снующих туда-сюда деловитых, распаренных до багровости «челноков», одетых в разноцветные тренировочные костюмы и нагруженных не подъемными на вид тюками да безразмерными сумками...

Нет, контингент пассажиров и встречающих-провожающих определенно не сочетался с чужеродным лощеным зданием аэровокзала. Впрочем, Роме подумалось, что совсем скоро лоску здесь явно поубавится. Не любит наш народ лоск.

– Наворовали тут конкретно, – заметил Глеб, по-своему угадав ход мыслей озирающегося Ромы.

– Навороченный аэропорт, – заметил Рома.

– Ага, – саркастически усмехнулся Глеб. – Причем со статусом международного. У нас здесь, понимаешь ли, целых два регулярных международных рейса в неделю – Алма-Ата и Стамбул. Мечтали сделать здесь транзитный аэропорт «Азия – Европа» или даже евразийский «хаб», вбухали уйму бюджетных денег. Впрочем, обычная история, чего уж тут рассказывать...

– Понятно, – кивнул Рома. – Все хотели как лучше, но лучше стало не всем.

– Это точно, – пробормотал Глеб. – Новые коттеджи себе отстроили еще не все. Так что в недалеком будущем следует ожидать новых крупных проектов на благо народа.

Площадь перед зданием аэровокзала встретила их промозглым и снежным вечером. Яркие прожекторы, бившие мощными снопами света откуда-то сверху, все равно не могли рассеять возникшее у Ромы ощущение враждебности окружавшей со всех сторон темноты. Это неуютное чувство усиливалось слышавшимся с летного поля гулом авиационных двигателей. Хотя, возможно, все дело было в тех тревожных обстоятельствах, при которых Роме пришлось сюда прибыть. Известий о родителях Андрея так и не появилось, и Рома вылетел из Москвы первым же рейсом, как и просил Андрей, наврав Татьяне Феликсовне что-то о больных родственниках и даже забронировав в ее присутствии авиабилет на свою малую родину.

Они прошли на автостоянку. Оборудована, кстати, она была так себе – финансирования, наверное, на все не хватило. Впрочем, со шлагбаумами и сбором денег за парковку все было в порядке.

– Сколько ехать до Энска? – спросил Рома, когда Глеб вырулил на автотрассу.

– Около получаса, – ответил Глеб. – Шоссе у аэропорта недавно отремонтировали, так что первые двадцать километров проедем быстро.

– А потом?

– А потом будет Энский район, где дорогу не ремонтировали. – Глеб усмехнулся. – У нашей областной администрации ума не хватает даже придумать такой прожект, чтобы и себе нахапать, и хотя бы дороги сделать...

Рома покачал головой. Глеб взглянул на него и добавил:

– Но в самом Энске дороги хорошие. Мэра мы тщательно выбирали.

Глеб перестроился в левый ряд, и машина начала набирать скорость. Автомобиль у Глеба был далеко не новый, но достаточно мощный – «дэу эсперо». Роме припомнились, что у Андрея, кажется, когда-то (вероятно, когда он еще не был никаким вице-президентом, а просто служил обычным банковским клерком) тоже была «эсперо». Не та ли самая? Хотя вряд ли – гнать ее сюда из Москвы далеко и невыгодно. Просто совпадение. Или подражание?

Рома искоса посмотрел на Глеба и вдруг обратил внимание, что он и Андрей на самом деле очень похожи друг на друга. Не внешностью – как раз Глеб выгодно отличался от Андрея: если Андрей был близорук, носил очки, имел привычку сутулиться, а своими пухловатыми щеками и полными губами вовсе не создавал впечатление волевого мужчины, то взгляд Глеба был короток и остер, осанка пряма, а тонкие губы и выдвинутый вперед подбородок придавали его лицу мужественное и даже немного хищное выражение. Но зато некоторые манеры Глеба, как только что отметил Рома, очень походили на Андреевы. Например, так же, как и Андрей, Глеб в задумчивости кусал губы; а пристально вглядываясь куда-нибудь, приподнимал брови и одновременно чуть прищуривал глаза.

Прежде чем Глеб коротким вопросительным взглядом вынудил Рому быстро отвести глаза, Рома напоследок отметил, что внешности обоих братьев Гардези объединяют карие глаза и достаточно густые черноволосые шевелюры с редкой проседью. Эти единичные седые волосы, – а проседь действительно была очень редкой и, если не всматриваться, была почти не видна, – видимо, была фамильной чертой Гардези. Рома однажды в минуту откровенности спросил у Андрея, не связана ли его скудная седина с каким-то жизненными испытаниями в прошлом. В ответ, помнится, Андрей язвительно заверил, что его судьба не имеет ни малейшего сходства с приключениями акунинского Эраста Фандорина и в свои тридцать лет он обладает сединами, наверное, по неким чисто физиологическим причинам. А ему, Роме, вместо чтения Акунина следовало бы налегать на профессиональную литературу... Что ж, во всяком случае сейчас Рома получил возможность убедиться, что эти «физиологические причины», вероятно, имеют отношение, по меньшей мере, к двум Гардези. Глебу, кстати, пожалуй, сейчас тоже почти тридцать, если учесть, что он на пару лет младше Андрея...

– Андрей сказал мне, что ты можешь поселиться в квартире родителей, – сообщил Глеб. – Когда приедем, я покажу тебе, как пользоваться ключами и снимать квартиру с охраны...

– Э-э... Лучше бы в гостиницу, – извиняющимся тоном сказал Рома.

– Можно и в гостиницу, – пожал плечами Глеб.

– Но ключи мне все равно нужны, – добавил Рома. – И знать, как снимать квартиру с охраны, тоже.

– Я тебе все покажу, не беспокойся. – Глеб ободряюще улыбнулся Роме. – Я вообще-то взял отпуск на работе, так что смогу сопровождать тебя постоянно.

– Это здорово! – обрадовался Рома. – Я как раз собирался попросить тебя о чем-нибудь типа этого... Ты где, кстати, работаешь-то?

Глеб ухмыльнулся.

– Есть у нас такой Энский Городской Банк. Я там служу помощником президента и председателя совета директоров.

– О! – снова обрадовался Рома. – Да мы с тобой практически коллеги!

– Ага, – без особого энтузиазма отозвался Глеб. – Но масштабы, согласись, не те.

– Что, платят не очень? – сочувственно поинтересовался Рома.

– Ну, по местным меркам, я вполне благополучен, – неохотно ответил Глеб. – Но в вашем банке, я думаю, даже уборщицы получают побольше, чем я...

– А с Андреем говорить не пробовал? – спросил Рома. – Он наверняка помог бы с работой в Москве...

Глеб скорчил скептическую гримасу.

– Просить я его не хочу, – веско сказал он. – Да и не любит он трудоустраивать родственничков, сам, наверное, знаешь... В конце концов, если понадоблюсь, сам позовет.

Рома уважительно посмотрел на Глеба.

– Зато в таких случаях, как сейчас, он без тебя никак, – тоже постаравшись придать словам вескости, заметил Рома.

– Н-да, пожалуй, – неопределенно произнес Глеб.

Некоторое время они ехали молча. По хорошему асфальтовому покрытию Глеб вел машину очень быстро (даже слишком быстро, по мнению Ромы, для такой погоды), и те пресловутые двадцать километров недавно отремонтированной дороги от аэропорта они промчались меньше чем за десять минут. Затем Рома понял, что начался Энский район: никак не освещенная и заснеженная дорога стала изобиловать выбоинами и даже внушительными ямами. Глеб, слава богу, особенности маршрута знал очень хорошо, иначе «убить» здесь подвеску автомобиля в такой темноте представлялось неизбежным. Глеб сбавил скорость примерно до сорока километров в час и интенсивно рулил, шепотом ругаясь. Периодически в его филиппиках упоминался некто Волков, и Рома пришел к выводу, что это фамилия какого-то бездарного руководителя из энской областной администрации, не способного даже воровать с пользой для народа.
Наконец, езда стала более комфортабельной – начался участок шоссе с гораздо более качественным покрытием, а спустя минуту Рома увидел придорожный указатель с надписью «Добро пожаловать в Энск!» на русском и английском языках. Рома счел за благо не иронизировать вслух над необходимостью англоязычных указателей в российской глубинке. И потом, как вроде бы упоминал Андрей, в местном предгорье имеется горнолыжная база, которую могут посещать и зарубежные любители «экстрима». Наверное, для них и расстарались. В конце концов, должны же они знать, близ какого города рискуют свернуть себе шею?

Рома достал из кармана отключенный еще перед вылетом из Москвы мобильный телефон и включил его. На дисплее отразилось название московского сотового оператора.

– У тебя здесь должен быть внутрисетевой роуминг, – прокомментировал Глеб. – С прошлого года нашей областной сотовой компанией владеют москвичи.

– Льготный роуминг – это здорово, – заметил Рома.

– Это, конечно, да, – не стал спорить Глеб. – Но москвичи – это все-таки москвичи. Когда-то наш банк активно кредитовал местных «сотовиков», а сейчас новые владельцы работают только с филиалами московских банков... Местному бизнесу непросто стало.

Рома сочувственно покивал.

Пока они ехали по вечерним улицам Энска, Рома с любопытством озирался вокруг. Энск вполне вписывался в представления Ромы о провинциальном городе: одноэтажный «частный сектор» на окраинах, двухэтажные административные и хозяйственные здания, микрорайонные «девятиэтажки», двухполосные проезжие части с обильно высаженными вдоль узких тротуаров деревьями, благодаря которым весной и летом здесь наверняка приятно гулять по тенистым городским улицам... Короче, ничего примечательного.

– Я тебя сейчас завезу в гостиницу «Турист», – сказал Глеб. – Это лучшее, что мы можем здесь предложить столичному гостю. Устроишься, выспишься, а завтра с утра посмотрим что делать...

– Гостиница подождет, – не согласился Рома. – Давай-ка сразу на квартиру к родителям Андрея. Хочу сразу осмотреться.

– Ты получил от Андрея какие-то конкретные инструкции? – осведомился Глеб, притормаживая и разворачиваясь.

– Нет. Он всего лишь сказал – осмотреться. Ждать его приезда. Помочь тебе. – Рома неловко улыбнулся. – Правда, пока не знаю, чем...

– Разберемся, – дернул плечом Глеб. – Когда он вообще собирается приехать?

– У него важная командировка, – пояснил Рома. – Я насчет деталей не в курсе, но там нельзя все вот так бросить в одну секунду... Он сворачивает свою программу и возвращается настолько быстро, насколько это возможно.

– Побыстрее бы, – проворчал Глеб. – Не вовремя он за границей оказался.

– Поэтому прислал меня и попросил тебе помочь, – заметил Рома. – Он сказал, что мы с тобой, – это гораздо эффективнее, чем он сам. – Рома вздохнул. – Правда, в таких случаях полагается задействовать милицию...

– Может, уже пора к ним обратиться? – задумчиво произнес Глеб, кусая губы. – Хотя... – Он не договорил.

– Что – хотя?

Глеб ответил не сразу.

– Ну, если рассуждать логически... – проговорил он. – Допустим, они уехали куда-то, желая сделать это скрытно, тогда мы вряд ли окажем им хорошую услугу, подняв всех на уши... То, что они не предупредили меня или кого-то еще, это их личное дело.

– А Андрея они почему не предупредили?

– Ну, это как раз не так удивительно. – Глеб как-то замялся. – Не знаю, в курсе ли ты, но с некоторых пор Андрей с родителями мало общается...

– А что случилось? – с любопытством спросил Рома.

– Знаешь, лучше ты у него сам спроси, – извиняющимся тоном ответил Глеб. – Это их семейные дела... Как бы там ни было, Виктор Аркадьевич и Вера Владимировна скорее поставили бы в известность меня, чем Андрея...

– А если, не дай бог, с ними случилось что-то... – Рома запнулся, – несчастье какое-нибудь, то мы узнаем это, проверяя больницы и морги...

– Ну, а если... – начал Глеб и замолк.

– Если их похитили? – договорил за Глеба Рома.

– Да. Если это похищение, то надо дождаться, чтобы проявились похитители. – Глеб вопросительно взглянул на Рому, тот кивнул. – Так что милиция сейчас вряд ли может нам серьезно помочь, – резюмировал Глеб. – Им понадобятся доказательства, что имеет место криминал или несчастный случай. Три дня всего прошло.

– Ну, не знаю, если честно, – отозвался Рома. – Правда, по настроению Андрея я понял, что милиция будет пока «не в кассу». Можем мы что-нибудь попробовать сделать до его приезда?

– У нас вообще-то немного возможностей, – заметил Глеб. – Проверять больницы и морги по всей области. Осторожно опросить родственников и друзей. Что еще?

– Еще можно проверить, уезжали ли они, – предложил Рома. – Было бы здорово, если можно неофициально выяснить в авиа– и железнодорожных кассах...

Глеб нахмурился.

– А вообще это мысль, – пробормотал он. – Есть у меня один знакомый в мэрии, в отделе транспорта... Завтра же займусь. – Глеб коротко взглянул на Рому. – Может, ты даже какой-нибудь план расследования составил?

Рома застенчиво улыбнулся.

– Я не сыщик, – сказал он. – Просто осмотрюсь свежим взглядом со стороны. В их квартире, в их номере в том санатории на озере... Дача есть?

– Есть, но она летняя... Хотя ты прав, надо посмотреть на всякий случай. – Глеб стукнул ладонью по рулю. – И правда, нужен свежий взгляд со стороны. А то я суетился тут, нервничал, а элементарные варианты не проверил...

– Немудрено, – успокаивающе проговорил Рома. – Ты же наверняка принимаешь это близко к сердцу.

– Пожалуй, – согласился Глеб. – Виктор Аркадьевич и Вера Владимировна всегда ко мне хорошо относились. Я, знаешь ли, еще школу не окончил, когда мамы не стало... От рака умерла. Отца вообще не помню, говорят, что он альпинистом был и погиб где-то в горах на каком-то восхождении... Так что родители Андрея стали моими опекунами, помогли школу не бросить, доучиться до десятого класса, в институт поступить... Короче, помогали чем могли. Так что мой самый меньший долг племянника – постараться хотя бы разыскать их, если они пропали. Так или иначе. – Глеб взглянул на Рому и добавил: – Вот так-то, Рома. А ты говоришь – не сыщик...

Рома неловко поерзал и ответил:

– Разыщем мы их, Глеб. Конечно, разыщем.

Была уже полночь, когда они подъехали к дому, где жили Виктор и Вера Гардези.

1 комментарий:

  1. Странные родители. У меня мама тоже мало общается с братом и мне запретили - брат женился и хотел семейные проблемы решать самостоятельно. Проблема отцов и детей.

    ОтветитьУдалить

Приносим извинения за то, что некоторые комментарии (как правило, от анонимных читателей) будут опубликованы не сразу, а после проверки администратором. Спасибо.