14 декабря 2011 г.

Шен Бекасов, "Зал ожидания" (2002)

Окинув быстрым взглядом зал ожидания, я сразу заметил его. Он сидел, отрешенно и невидяще смотря перед собой. В руках его желтел скромный букетик тюльпанов. Людей и суеты было много, но он сразу бросился мне в глаза. Словно вокруг него образовалась странная аура скорбной пустоты и безнадежности. Или, наоборот, надежды?
Я глубоко вздохнул и направился к нему. Шел я медленно, мысленно готовясь к предстоящему нелегкому разговору. Хотя на самом деле я совершенно не представлял, что нужно говорить. В голове была звенящая пустота. Такая пустота у меня образовывалась каждый раз, когда я заставлял свой разум обретать ясность мысли, но при этом сами мысли напрочь отсутствовали. Нутро гудело, как натянутая струна, тело было собрано и подтянуто, внимание было сосредоточено как никогда... Но идей не было. Вот я и шагал, морально ко всему готовый, но совершенно не представлявший себе, что конкретно нужно делать. Впрочем, что-то делать было нужно, потому что быть безучастным свидетелем душевного распада не было никакой возможности. И потом, меня попросили... Кто попросил? Разве это имеет значение?

Кресла справа и слева от него были свободны. Ожидающие пассажиры и встречающие с провожающими, вероятно, инстинктивно отстранялись от этого странного парня, который словно заражал окружающую атмосферу беспокойством и тревогой.

Я опустился в кресло слева от него. Посмотрел на него участливо и с сочувствием. Наверное, надо было повести себя каким-нибудь оригинальным образом, чтобы обескуражить его, встряхнуть, вывести из этого сомнамбулического состояния, но ничего путного не придумывалось. Поэтому я наверняка вел себя, как обычный сострадательный доброхот. Доброхоты всегда раздражают, я знал это не понаслышке. Но, может быть, он хотя бы ощутит мою искренность?

Он вовсе не обращал на меня никакого внимания, пока я не прикоснулся к его руке чуть выше локтя. Он вздрогнул и посмотрел на меня безмятежным взглядом. Слишком безмятежным. Совсем дело плохо.

- Артем? - негромко осведомился я и вдруг в панике осознал, что его зовут точно не Артем и имя его я самым дурацким образом позабыл. Идиот!

Но его моя оплошность, судя по всему, совершенно не смутила. Он отрицательно покачал и поправил меня:

- Александр, - и, как мне показалось, взглянул на меня с проблеском интереса.

- Да, Александр, простите ради бога, - смущенно извинился я и представился в свою очередь: - Андрей.

Мы пожали друг другу руки. Его ладонь была сухой и вялой. Он смотрел на меня с вежливым ожиданием. Будто был готов потерпеть мое общество некоторое время лишь для того, чтобы потом вновь вернуться в мир своей жалкой иллюзии.

- Меня попросила с вами поговорить одна наша общая знакомая, - осторожно начал я, в любой момент ожидая взрыва раздражения и негодования. - По поводу вашего ожидания здесь...

- Вас Катя послала, да? - перебил он меня.

- Да... Катя, - беспомощно признался я.

Александр дернулся, крылья его носа затрепетали от возмущения.

- Знаете что, Андрей? - еле сдерживаясь, произнес он. - Передайте моей дражайшей сестре, чтобы она не смела вмешиваться в мою личную жизнь и тем более вмешивать в нее посторонних людей!

- Я не посторонний, - пробормотал я.

- Мне плевать, кем вы ей приходитесь. Хахаль или просто друг... Но ко мне вы не имеете никакого отношения. Это мое дело - где и кого ждать. И вообще - с кем и почему быть... Кроме меня, это никого не касается!

Я потерянно молчал. Дурацкая это идея была, право! Может, оставить все как есть? Но тогда болезнь будет прогрессировать... Черт возьми, но почему я решил, что у меня получится то, что не получилось у его родных и близких и даже у врачей?

С другой стороны, не могу же я просто подняться и уйти... Растревожил парня и теперь в кусты? Нет, придется попытаться... хотя бы для очистки совести.

- Александр, поймите меня правильно, - как можно проникновеннее заговорил я. - Никто не смеет решать за вас, что вам делать. Я бы и сам никому не позволил.

- Правда? - Взгляд Александра чуть смягчился. - Чего же вы от меня хотите?

- Я хочу, чтобы вы проснулись.

Он непонимающе уставился на меня. Конечно, с его точки зрения все это выглядит подозрительно и странно. Какой-то незнакомец подсаживается и просит проснуться...

- В каком смысле - проснуться? - нахмурился он. - Вы что, из какой-нибудь религиозной секты? Сейчас, может быть, еще попросите повернуться лицом к Богу и внести пожертвование?

- Вы меня не поняли, Александр. - Я говорил медленно и терпеливо. - Вы спите. Однажды с вами случилось потрясение, которое вы не перенесли. Вы закрылись в своем мирке, где ничего страшного не произошло, и верите, что это и есть реальность. Но это не так.

Я вдруг почувствовал, как жалость крепкой хваткой сжало мое сердце. Я не смог больше сдерживаться, и глаза мои увлажнились. Это его напугало, но одновременно и не позволило просто отмахнуться от моих слов.

- Да что вы... - залепетал он. - Вы вообще о чем... Вы не в себе, Андрей! Я просто жду мою девушку, уже объявили, что ее самолет приземлился... Я ее встречаю...

- Господи, Александр! - Я сочувственно положил руку ему на плечо. - Мне бесконечно больно это говорить... Но неужели вы не понимаете, что так ее и не дождетесь?

Он потрясенно смотрел на меня и все еще не осознавал, о чем я говорю. Бедный мальчик! Как бы я хотел ему помочь пережить это без жуткой душевной боли...

- Что за чушь, - упрямо проговорил он и принялся рыться в карманах. - Вот же она прислала телеграмму... Сейчас... Там и дата, и номер рейса...

Телеграмму он, естественно, не нашел.

- Наверное, дома забыл, - уже не очень уверенно объяснил он.

- Александр, вы каждый год приходите сюда с букетиком цветов и ждете ее... Но она не вернется. Поймите, вы ни в чем не виноваты. Это был несчастный случай, понимаете? Ваш разум просто отказался в это поверить... - Я взялся уже обеими руками за его плечи и повернул к себе, глядя ему прямо в глаза. - Вы сопротивляетесь, но вам нужно очнуться от этой сладкой дремы! Вернитесь в реальную жизнь! Жизнь не окончена, вас впереди еще ждет много хорошего...

Он в смятении смотрел мне в глаза, и в его взгляде я заметил спасительное сомнение. Ну же, Александр, давай! Очнись! Вспомни себя!

Я подхватил его за подмышки и медленно поднял из кресла. Его пошатывало, он принялся, часто моргая, озираться по сторонам.

Я неторопливо повел его к выходу из зала, бормоча какие-то успокаивающие благоглупости. Он, казалось, не слушал, а только встряхивал головой, словно стараясь избавиться от наваждения. Ничего, потерпи... Сейчас мы сядем в машину, и я отвезу тебя домой...

- Саша, ты куда?

Александр вздрогнул, отшатнулся от меня и резко обернулся. Я же обернулся очень медленно.

В нескольких метрах от нас, со спортивной сумкой на плече, с выражением удивления и легкой обиды на лице, с букетиком желтых тюльпанов, забытым Александром в кресле и, видимо, подобранным там же, стояла миловидная девушка и смотрела на нас, переводя взгляд с одного на другого. Взгляд на Александра - растерянная улыбка с неуверенной радостью, взгляд на меня - хмурящиеся брови и непонимающий взгляд.

- Оля, ты?! - только и выдохнул Александр.

- Я, - подтвердила девушка по имени Оля. - А ты кого ожидал увидеть? Ты что, не получил телеграмму?

Александр повернулся ко мне с искаженным лицом.

- Ах, вы... Ах, ты... - задыхаясь от гнева, только и выдавил он.

Нутро мое гудело, как натянутая струна, тело было собрано и подтянуто, внимание было сосредоточено как никогда... Но внутри было пусто. В голове была звенящая пустота.

Спустя мгновение пелена спала с моих глаз.

- Простите, - прошептал я. - Господи, простите меня...

Я не мог больше сдерживаться и зарыдал.

- Что ж ты, сволочь, себе позволяешь?! - закричал Александр, угрожающе подавшись ко мне.

Мир вокруг меня стал расплываться. Сквозь туман я видел, как ко мне рвется взбешенный Александр (или Артем?), его сдерживает девушка (Катя? Оля?), вокруг собираются люди... Когда пытаешься без спроса помочь другим, получаются такие некрасивые ситуации...

Не нужно себя казнить, сказал я себе. Это был всего лишь несчастный случай. Она покинула меня, и я должен смириться с этим. Просто жить дальше. Я должен очнуться. Выбраться из своей собственной иллюзии. Но у меня не получается. Я это знаю точно, потому что опять слышу ее голос. Андрей, зовет она, Андрей...

Я оборачиваюсь и вижу перед собой ее. Но ее ведь на самом деле нет... Сладкая иллюзия. Прости меня, Валя...




***

Валентина вбежала в зал ожидания как раз в тот момент, когда Андрей начал терять сознание. Слава богу, чуть не опоздала, иначе его могли отправить в какую-нибудь пригородную больницу поблизости от аэропорта, как это было в позапрошлом году...

В медпункте аэропорта врач сделал Андрею укол, пообещал, что через час с ним все будет в порядке, и, уходя, разрешил посидеть здесь. Только после этого Валентина окончательно успокоилась и могла, наконец, попытаться объясниться с этой недоумевающей молодой парой, Сашей и Олей, которые оказались невольными жертвами Андреевой выходки. Прежде всего она извинилась за Андрея, извинилась настолько проникновенно и искренне, насколько могла.

- Он, наверное, не совсем душевно здоров? - пожал плечами Саша. - Просто он сбил меня с толку и вывел из себя... - Он смущенно улыбнулся. - Знаете, чуть не убедил меня, что я спятил...

- Я понимаю ваши чувства, - действительно понимающе кивнула Валентина. - Сегодня ему и вправду нездоровится. Он не сумасшедший, просто сегодня у него неудачный день...

- Ты с ним знаком? - спросила Оля у Саши, кивнув на безмятежно спящего Андрея.

- Нет. - Саша замялся. - Хотя, по-моему, он меня знает...

- Это вряд ли, - возразила Валентина. - Он назвал вас по имени?

- Да. То есть нет, он сначала ошибся... Но он знает мою сестру... - Саша нахмурился. - Хотя, может, и нет, это я сам спросил его про Катю...

- Он просто подстроился под вас, - пояснила Валентина. - Поверьте, он не хотел вам зла. Считайте, что он обознался.

- Что же все-таки с ним такое?

- С ним бывает такое иногда, - неохотно ответила Валентина. - Это может произойти только тогда, когда меня нет рядом. Представьте, что однажды вы вдруг просыпаетесь в твердой уверенности, что безвозвратно потеряли любимого человека. Разум отказывается с этим смириться, и тогда вам кажется, что эта беда постигла не вас, а кого-то другого. И вовсе не ты, а кто-то другой нуждается в твоем утешении и поддержке... С этой навязчивой идеей Андрей обычно приезжает сюда, находит, как ему кажется, такого несчастного и пытается ему помочь, как может... Сегодня он выбрал вас, Саша... Как ни странно, он всегда безошибочно выбирает тех, кто ждет и боится за любимого человека... - Валентина вздохнула. - Он настолько верит в то, что говорит, что ему почти всегда удается заморочить голову кому-нибудь, если только я вовремя не обнаружу, что его снова понесло сюда...

- С ума сойти, - пробормотала Оля.

- А почему именно сюда? - спросил Саша.

- Это из-за меня, - опустив голову, ответила Валентина. - Однажды он провожал меня здесь, когда я уезжала, как мне казалось, навсегда... О том, что не вернусь, я ему не сказала. Это было жестоко с моей стороны, но тогда мне казалось правильным. Только потом я узнала, что он встречал здесь почти каждый обратный рейс, надеясь на мое возвращение...

- И вы вернулись? - спросила Оля.

- И однажды я вернулась, - не поднимая головы, ответила Валентина. - Но страх не дождаться меня уже успел в нем поселиться. - Она помолчала и добавила: - И это моя вина.

- С любимыми не расставайтесь, - процитировал Саша.

- Вот именно, - сказала Оля и поцеловала Сашу. - Может, пойдем?

- Пойдем, - согласился Саша.

- Простите его, пожалуйста, - снова извинилась Валентина. - Представляю, что вы пережили...

- Ничего, бывает, - махнул рукой Саша и спросил напоследок: - Скажите, а что, это не лечится?

- А разве можно вылечить страх за любимого человека? - ответила вопросом на вопрос Валентина. - Впрочем, психологи что-то там пытались сделать, но потом один из них - старый такой профессор - спросил меня, стоит ли этот странный недуг того, чтобы мучить Андрея психиатрическим лечением? И я ответила, что не стоит. Мне даже кажется, что такая болезнь по своему ценна.

- Это почему же?

Валентина ответила не сразу. Поцеловала спящего Андрея в лоб и тихо сказала:

- А что может быть ценнее, чем счастливое обретение любимой, когда кажется, что потерял ее навсегда?

- Это точно, - подтвердил Саша и посмотрел на Олю.

Оля улыбнулась и кивнула.

Они ушли, обнявшись.



Опубликовано на  Bekasov.ru в 2002 году


Другие рассказы Шена Бекасова

1 комментарий:

  1. Трогательно...до слез. Вот за это я Вас, Бекасов, и люблю...

    ОтветитьУдалить

Приносим извинения за то, что некоторые комментарии (как правило, от анонимных читателей) будут опубликованы не сразу, а после проверки администратором. Спасибо.