17 декабря 2011 г.

Женский Покровский монастырь (из книги "Благодаря и вопреки")

(Продолжение. См. предыдущие главы: Предисловие"Я есть""Андрэ""Даниэль""Франция. Жизнь "с нуля". Париж"; "Отец Силлуан""Gastronomie"; "Русские во Франции"; "Дом и Родина"; "Всё, что нас не убивает, делает нас сильнее".)

В этот тяжелый для меня момент физических и моральных испытаний Бог послал мне встречу с матушкой Ольгой и матушкой Елизаветой. Когда моя новая работа вытащила нас с самого дна, немного поставила на ноги и я уже смогла позволить себе один выходной по понедельникам, мы стали частенько бывать в Бюси-ан-От, Покровском монастыре, в котором я нашла кусочек России. О монастыре я узнала из той же брошюры «Русские во Франции», что привела нас на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Однажды я попросила Андрэ, чтобы он отвез меня в Покровский монастырь. Бюси-ан-От (Bussy-en-Othe) - это крошечный городок в 150 километрах от Парижа. Сейчас в нем много русских, и местные жители даже в шутку  называют его Руси-ан-От, тогда же все было иначе.

Мы шли по улице в поисках монастыря, выискивая глазами купол церкви, которая, как мне представлялось, там непременно должна была быть. На деле же оказалось, что монастырь - это просто симпатичный добротный буржуазный особняк, который некогда давно купил один из русских эмигрантов, завещав его православной церкви. Заглянув в открытые ворота особняка, мы увидели монахиню, идущую через двор, обрамленный старинными липами. Мы замедлили шаг. Завидев нас, монахиня остановилась и на ломанном русском, красиво грассируя, ласково-ласково поприветствовала: «Здравствуйте, вы русские? Заходите, пожалуйста, заходите!» При звуках ее голоса слезы брызнули из моих глаз сами по себе. Это было как чудо: в чужом городе, в чужой стране услышать такие приятные слова на родном наречии. Вдали от Родины моей настрадавшейся и уставшей душе ничего более было и не нужно.

Женщина с теплым голосом оказалась матушкой Елизаветой, удивительным образом пришедшей к православию: француженка, она поехала в Россию туристкой, случайно зашла в православный храм, чтобы навсегда остаться в этой вере, внезапно поняв, что вера абсолютно ее...

После знакомства с матушками Ольгой и Елизаветой мы стали часто бывать в этой обители. Надо сказать, что к сопровождающему нас католику Андрэ относились совершенно замечательно: его всегда приглашали в трапезную, в саду ставили на стол кофе, печенье, ухаживали за ним все время, пока мы находились на молебне или пока я разговаривала с кем-то из матушек. Со временем я стала брать туда своих детей. Даниэля поручали молоденьким девочкам-монашкам, они водили его за ручку, делали вместе маленькие иконки, занимались обжигом в печи. Даниэля очень любили, даже баловали, до сих пор он говорил, что самая вкусная еда, которую он пробовал, была именно в этом монастыре.


«Между строк»

Елена: Жизнь беспристанно дарит удивительные праздники. Если мы относимся к ней с почтением, с благодарностью, то эти праздники не прекращаются и случаются ежедневно. Нужно только уметь оценить это и поблагодарить того, кто тебе это чудо устроил. Бабушка говорила мне: «Самое великое чувство, доступное каждому, – это благодарность. Если мы умеем быть благодарными друг другу за любую мелочь, за каждый пустяк, мы можем стать счастливыми и сделать счастливыми окружающих».


Пища в монастыре в самом деле была потрясающая. Состояла монастырская трапеза в основном из овощей, из которых делали просто невообразимое для меня, советской женщины, количество блюд. Мне никогда не приходило в голову, что можно приготовить нежную айву с сухариками, запечь цикорий, сделать пироги с чечевицей. Постные дни в монастыре изобиловали невероятным количеством красиво приготовленных вкуснейших легких блюд, которых я до этого никогда не видела. В женской Покровской обители я узнала, что растительная постная пища совершенно не обязательно должна быть бедной и скудной. Я постоянно училась всем этим новым для меня премудростям, благодаря чему сейчас у меня не возникает проблем с гостинцами, с которыми я езжу в пост к российским настоятелям, священникам и монахам, со многими из которых мы давно и тесно дружны.

Проявленные ко мне терпимость и человеколюбие стали в то время весьма существенной, важной поддержкой, которой мне так не хватало в чужой стране, а сам Покровский монастырь явился великим отдохновением, частичкой родного, близкого, российской душой Франции.

Однажды матушка Елизавета выбежала нам навстречу: «Леночка, у вас сегодня большой-большой праздник! Сегодня вас примет настоятельница, Игуменья матушка Ольга, а она не каждого удостаивает! Она давно за вами наблюдает!» У меня дыхание перехватило - это была  встреча на высшем уровне! Матушка не только меня приняла, дала возможность слушать, задавать вопросы, но и познакомила со своими близкими наперсницами, удивительными преклонного возраста женщинами. Мы собрались у матушки в маленькой уютной комнатке за круглым столом, пили чай душистый и ароматный, ели варенье из старинных вазочек, и я слушала, слушала и не могла наслушаться этих красивых, умных, мудрых женщин. Вместе со мной были приглашены паломники, приехавшие отовсюду: из Парижа, из Москвы, и счастьем было находиться в этом необычайном очаровательном обществе, слышать красивейшую русскую речь, которую я некогда слышала только от своей бабушки.

На этой встрече мы познакомились с родственницей Натальи Дуровой, которая попросила передать для ее сестры небольшой пакетик с гостинцами. В Москве я с радостью разыскала Наталью Дурову, пришедшую в восторг от нашей встречи, от этой приятной, по-видимому, для нее весточки. Наталья провела нас в свою комнату и посадила за старинный круглый стол, принадлежавший ранее их родственнице, девице Воронцовой, по истории которой был снят фильм «Гусарская баллада». Даниэль был потрясен этим знакомством, Наталья дала ему подержать большого яркого попугая, погладить его по голове, а во время представления со сцены неоднократно оказывала нам знаки внимания. После представления артистка села рядом с нами, взяла Даниэля на руки и позволила ему рассматривать и трогать зачаровывающие украшения на ее роскошном блестящем сценическом костюме.

Благодарю за случайные и не случайные знакомства моей жизни! Не будь в моей судьбе Покровской обители – со мной и моей семьей не произошло бы много прекрасного.


Фотографии монастыря взяты из открытых источников

2 комментария:

  1. Извините, Светлана, если мой комментарий покажется Вам резким. Это ни в коем случае не критика ни в Ваш адрес, ни в адрес Админа, выбравшего такой формат публикации, - окончательное мнение сложится после полного прочтения. С первых строк книги понятно, что основные идеи это "дождь ли, снег - любое время года надо благодарно принимать" и "народ должен знать своих героев". А если конкретно об этой главе.
    Тезисно. В самую тяжелую минуту хочется, чтобы рядом был человек, который общался бы с тобой на том языке, на котором ты думаешь. В жизни главной героини существенную роль играет общение с церковнослужителями. Французская кухня лучше русской. Общение со знаменитостями.
    И, кроме первой мысли, простите, мне ничего не близко. Я не верю в Бога и не считаю, что путь в храм - это спасение (у меня есть личные причины так рассуждать), хотя смысла запрещать религию я не вижу. "Важное событие" не для всех важное. О еде скажу, что в моей жизни был период длительного вынужденного поста, и ущемления, связанного с недостатком разнообразия не чувствовалось (вопрос отношения и тех, кто пищу готовит, и тех кто ее ест; ехать в чужую страну, чтобы убедиться в этом не стоит). О роли знаменитостей в нашей жизни. Опять же нескромно о себе. Возьмись я писать книгу и выражать благодарность тем, кто сделал для меня и не только для меня что-то хорошее, то это преимущественно люди самые обыкновенные, многих из них я даже не помню. А лучший способ сказать им "спасибо", по-моему, помочь тому, кто рядом (знакомому или незнакомому), и по цепочке частичка доброты дойдет до адресата.
    Наверное не совсем последовательно, но как то так. Навеяло.

    ОтветитьУдалить
  2. Спасибо за суждение. Во многом я согласна с вами.

    "Благодаря и вопреки" написана потому, что судьба героини показалась мне настолько необычной, а жизнелюбие и картина мира настолько интересными, что я не смогла удержаться от того, чтобы написать об этом.

    События в тот период жизни героини сложились именно таким образом, и волей случая именно эти люди оказались рядом и помогли в трудную минуту. Наверное, не столь важно кто удержал человека от страшных решений - близкий ли, церковнослужитель ли... Главное, что он появился вовремя и оказал так нужную поддержку.

    К еде, конечно, у каждого свое отношение. Кто-то любит вкусно поесть, кто-то ест только то, что полезно, кто-то вообще к еде равнодушен (хотя я таких лично не знаю). Но идея слов о еде здесь заключается не в том, что во Франции еда лучше, а в том, что в России утрачена культура вкусной пищи (если такая была не только у "верхушки"). До сих пор считается, что если пища постная - значит это простые блюда: каши, картофель, квашенная капуста. Во Франции героиня (в особенности как человек, который необыкновенно вкусно готовит и любит это делать) расширила свою картину мира, узнав как много разнообразного, необычайно вкусного можно сделать из постных продуктов. В самом деле, если пост подразумевает отсутствие животной пищи, то никто не говорит о том, что в пост надо питаться однообразно и пресно.

    Про благодарность с вами совершенно согласна, и не могу не отметить, что героиня именно так и поступает. Я знаю крайне мало людей, настолько активно творящих вокруг себя добро, как Елена.

    ОтветитьУдалить

Приносим извинения за то, что некоторые комментарии (как правило, от анонимных читателей) будут опубликованы не сразу, а после проверки администратором. Спасибо.