24 апреля 2012 г.

Фондовая биржа и управление инвестиционным портфелем

(Из серии "Финансовая наука в нашей жизни". Специально для журнала "Наука и жизнь", опубликовано в № 4 за 2012 год.)

Биржевая сводка давно уже перестала быть исключительным интересом финансовых воротил и трейдеров. Информация с фондовой биржи естественным образом включается в экономический блок обычных теле- или радионовостей, а какие-то примечательные события с торгов валютами и ценными бумагами попадают в передовицы вовсе не экономических изданий на равных правах с другими важными общественными темами. На бирже зарабатывают и теряют большие деньги, итоги биржевых торгов признаются одним из ключевых индикаторов экономической ситуации, успешные компании стремятся стать публичными акционерными обществами через размещение акций на фондовой бирже... Роль фондовой биржи в национальной и даже мировой экономике очевидна. Но что биржа может предложить частным лицам?

С уществует такое понятие: «играть на бирже». У большинства обывателей при этом возникает одна из двух ассоциативных картинок: традиционная — большой зал с толпой шумных дилеров и маклеров, которые чуть ли не на грани истерики вопят, делая ставки и заключая сделки, либо прогрессивная — электронные биржевые торги с мониторами, табло, сосредоточенными трейдерами за терминалами... Визуально обе ассоциации, пожалуй, имеют право на жизнь, но если говорить о содержательной стороне вопроса, то основное впечатление о бирже обычно описывается словами «игра», «спекуляция», «выигрыш»/«проигрыш», «ставка» и т.п. Многие мои знакомые интересуются возможностями торговли на фондовой бирже так, будто надеются выведать удачный метод карточной игры либо верную ставку на скачках. Отношение к биржевой торговле как к игре в казино подогревается и средствами массовой информации, завораживающими аудиторию, далёкую от финансовых рынков, новостями об очередных взлётах и обрушениях котировок, названиями акций — лидеров роста или падения, историями успеха или провала акционерных обществ и отдельных инвесторов... А уж когда за дело взялись брокерские и управляющие компании, то перед их рекламой возможных заработков и потенциальных прибылей даже уравновешенные скептики не могут устоять — «кто-то такой же, как я, зарабатывает на акциях хорошие деньги без особого труда, почему бы и мне не попробовать?» В России количество попробовавших уже исчисляется сотнями тысяч, что всё-таки ничтожно мало относительно развитых стран (30—50% трудоспособного населения в США и Европейском союзе против 1—2% в России), но в абсолютном выражении это немалая цифра, если учесть, что доступный для частных инвесторов биржевой фондовый рынок в России появился лишь 15 лет назад, когда открылась секция фондового рынка на Московской межбанковской валютной бирже (ММВБ). После того как ММВБ в прошлом году объединилась с конкурентом — Российской торговой системой (РТС), объединённая биржа ММВБ-РТС стала, по сути, монополистом на отечественном рынке биржевой торговли финансовыми инструментами.

Насколько верен образ фондовой биржи как места, где идёт некая азартная игра, в которой можно сорвать шальной куш благодаря удаче и тайному знанию?

Разумеется, фондовые биржи происходят вовсе не от казино и ипподромов. Фондовым биржам отводится серьёзнейшая роль в экономике — перераспределение инвестиционных ресурсов. В статье «Банковский кредит: будьте добросовестны и внимательны» (см. «Наука и жизнь» № 3, 2012 г.) я описывал роль банковской системы в перераспределении денежных потоков от тех, кто имеет избыточную ликвидность и нуждается в сбережениях, к тем, кто испытывает недостаток средств и нуждается в кредитах. Посредническая роль биржевой системы в чём-то схожа по своему функциональному назначению с задачей банков, но есть существенные отличия. Во-первых, фондовые биржи предлагают более широкий инструментарий для получения и вложения денег, чем классические банковские кредиты и депозиты: различные виды ценных бумаг, причём не только процентно-долговых, являющихся аналогами займов и вкладов, но и дивидендно-долевых (прежде всего — акции). Во-вторых, фондовая биржа не принимает на себя коммерческих рисков, присущих банкам: не давая гарантий в отношении исполнения обязательств по торгуемым на ней ценным бумагам, биржа лишь берёт свою комиссию с обеих сторон сделки за обеспечение надёжных расчётов между ними. Это классическое комиссионное посредничество — биржи сами по себе не навязывают участникам рынка своих представлений о справедливых ценах и не влияют на условия сделок, ограничиваясь лишь экспертизой качества финансового инструмента при допуске его к торгам, с тем чтобы он отвечал минимальным требованиям биржевых правил. В-третьих, к биржевым торгам, а значит, и к формированию рыночной цены имеет доступ неограниченное количество участников (либо напрямую, либо через лицензированных брокеров), в то время как процентные ставки по кредитам и депозитам определяются прежде всего на крупном межбанковском рынке.

Эта доступность и определяет интерес субъектов экономики к фондовой бирже, на которой — в отличие от требовательной банковской системы — эмитенты ценных бумаг, нуждающиеся в финансовых ресурсах, могут привлечь более долгосрочные и дешёвые деньги от широкого круга источников (инвесторов), не быть «заложниками» одного-двух банков-кредиторов и получить через биржевую цену акций реальную рыночную оценку их стоимости. Те компании, которые достигли серьёзного уровня в развитии и хотят привлечь крупные инвестиционные ресурсы, выходят на фондовую биржу с предложением своих ценных бумаг, например акций. В этом случае говорят, что компания вышла на IPO (initial public offering, первоначальное публичное предложение). Чтобы достойно выступить на бирже с IPO (то есть найти спрос на весь размещаемый объём акций по хорошей цене), акционерное общество должно отвечать определённым критериям — по уровню прозрачности для инвесторов и качеству корпоративного управления, наличию достоверной и признаваемой финансовой отчётности, а также по объёму бизнеса и сумме предлагаемых ценных бумаг. Последний критерий неформальный, но определяющий, потому что организация и поддержание биржевого обращения собственных акций — удовольствие для эмитента недешёвое, и эти затраты оправданы только ради крупного привлечения денег. Кроме того, в интересах эмитента — продать акции максимально широкому кругу инвесторов, чтобы обеспечить своей капитализации стабильность и справедливую оценку, а это выполнимо лишь при соответствующем объёме предложения.

В отличие от эмитентов, для инвесторов «стоимость билета» для доступа к торгам на фондовой бирже совсем невелика. Достаточно заключить договор с лицензированным брокером — профессиональным участником рынка ценных бумаг (в случае с российским рынком требуется наличие у брокера лицензии Федеральной службы по финансовым рынкам). Современные технологии дистанционной торговли через интернет позволяют многим брокерам стать настоящими дискаунтерами — вы сами подаёте заявки на покупку или продажу ценных бумаг через удалённый терминал на собственном компьютере, не отвлекая сотрудников брокерской компании, поэтому практически нет ограничений на минимальную сумму инвестиций, а комиссия брокера составляет десятые и даже сотые доли процента от суммы сделки. Так что с точки зрения технологий фондовая биржа не менее доступна, чем онлайн-казино.

Очередная аналогия с казино всплыла не случайно. Как я уже упоминал выше, ожидания обывателя от биржевой торговли сродни лихорадочной надежде выиграть в азартной игре. Такой образ фондовой биржи является следствием стандартного заблуждения, в котором акцентируемые частности становятся для стороннего наблюдателя признаком повседневности. Когда СМИ рассказывают о примечательных историях биржевых взлётов и падений, это не значит, что эти взлёты и падения случаются для каждого участника торгов ежедневно. В конце концов, если регулярно смотреть по телевидению городскую хронику криминальных происшествий, то сложится образ крайне небезопасного города, где ЧП поджидает на каждом углу. Да, ЧП случаются постоянно, но вряд ли все они произойдут с вами, не так ли? Профессиональная деятельность каждого трейдера-инвестора — это вовсе не суперприбыль или разорение каждый день. Что на самом деле имеет место каждый день — это системная и даже нудная работа по анализу собственного инвестиционного портфеля и новых потенциальных ценных бумаг для приобретения, чтение массы финансовой информации и корпоративных новостей, ожидание и осмысление макроэкономической статистики, постоянное ведение математических расчётов и прочая профессиональная рутина. Если говорить об осознанной биржевой торговле, то её основа — именно такая работа. В пример можно привести классических искателей удачи — корсаров, морских пиратов. Очень сомнительно, что они ежедневно брали на абордаж гружённые золотом галеоны. Наверняка не менее 90% времени они терпеливо плавали по морю, анализируя и выбирая наиболее вероятные места добычи, их штурманы делали вполне себе математические расчёты курса, канониры тренировались в меткости стрельбы, а абордажные команды упражнялись в рукопашной. Не говоря уже о необходимости драить палубу, рассчитывать запасы провизии и заниматься парусами.

Есть, конечно, примеры иного подхода к работе на бирже. Например, устраивать сеанс активной торговли, когда выпал свободный час для «инвестиций». Выбирать для покупки ценные бумаги, о которых слышал «что-то хорошее» по телевизору. Купить акции эмитента со словом «ойл» или «нефть» в названии, потому что разве могут такие компании быть неприбыльными?! Ставки наугад — это и есть превращение фондовой биржи в казино. То же самое, как выйти на охоту за галеонами на прогулочной яхте не с подготовленным экипажем, а в компании таких же легкомысленных дилетантов. При таком несерьёзном отношении к делу удача, конечно, может оказаться на вашей стороне, но вряд ли более одного раза.

Биржевая торговля редко бывает эффективным хобби (если только вы не имеете источников инсайдерской информации о тех или иных эмитентах и благодаря ей стреляете редко, но метко). Этой деятельностью надо заниматься постоянно и внимательно либо не стоит её и начинать.

Получается, что техническая и финансовая доступность фондовой биржи для непрофессиональных частных инвесторов, по сути, бесполезна?

Прежде чем ответить на этот вопрос, давайте посмотрим на инвестиции в акции ещё с одной стороны. У инвестора всегда есть свой стиль инвестирования. Если грубо обобщить, то таких стиля два — «купить и держать» (условно «пассивный» стиль) и «активно управлять портфелем» (условно «агрессивный» стиль). В рамках первой стратегии «пассивный» инвестор изучает долгосрочные перспективы роста той или иной акции, обращая внимание на прогноз фундаментальных экономических показателей эмитента (рентабельность, выручка и прибыль, издержки и т.д.) и делая ставку на их учёт рынком в будущей цене акций. На основе этих прогнозов такой инвестор формирует портфель из акций, обладающих наибольшим, по его мнению, потенциалом согласно «фундаментальному» анализу, и ждёт достижения ими целевой цены, чтобы продать. Портфель «купить и держать» относительно статичен, пересматривается раз-два в год (обычно после выхода корпоративной отчётности) и стоически терпит колебания цен на акции. В рамках второй, «активной», стратегии прибыль извлекается из краткосрочных и среднесрочных колебаний котировок акций путём относительно частых сделок. При «агрессивном» управлении во главу угла ставится анализ текущих рыночных тенденций, исследование технических факторов биржевой торговли, немедленная реакция на те или иные события. Активно управляемый портфель пересматривается постоянно и в идеале должен использовать для своего прироста любое существенное движение рыночных котировок.

Значит ли вышеописанное, что тем, кто в состоянии уделять много времени операциям на фондовой бирже, предназначен «активный» стиль инвестирования, а инвесторам, занятым по жизни иными, более важными делами, — «пассивный»? Если говорить о самостоятельном инвестировании, то, пожалуй, да. Но рынок финансовых услуг предлагает решения для инвесторов, желающих активного управления портфелем, но не обладающих для этого ни временем, ни квалификацией.

Речь идёт об услуге доверительного управления ценными бумагами. Эта услуга может быть как индивидуальной, так и в формате коллективных инвестиций — паевых инвестиционных фондов, о которых я уже рассказывал в статье «ПИФы — вложения в складчину» (см. «Наука и жизнь» № 12, 2011 г.). Индивидуальное доверительное управление предполагает достаточно крупную сумму инвестирования (как правило, от 3—5 миллионов рублей), в то время как цена входа в ПИФ доступна почти каждому.

Рекламируя доверительное управление, управляющие компании приводят некоторые вполне справедливые аргументы. Для состоятельного непрофессионального инвестора доверительное управление действительно удобно и эффективно:

- от клиента не требуется детально разбираться в рынке ценных бумаг и постоянно отвлекаться на текущие процессы инвестирования;

- индивидуальное доверительное управление учитывает специфические цели и сроки инвестиций, а также представления клиента о допустимых рисках;

- в отличие от банковского вклада с фиксированной процентной ставкой управляемый инвестиционный портфель не ограничивает потенциальной доходности инвестиций;

- инвестиционный портфель под профессиональным управлением — зачастую более ликвидный и гибкий инструмент, чем банковский депозит или долгосрочный статичный пакет ценных бумаг;

- доверительное управление нацелено на результат, так как обычно ставит вознаграждение управляющей компании в зависимость от конечного результата инвестирования, что мотивирует её активно управлять инвестиционным портфелем ради итогового прироста его стоимости;

- рынок акций постоянно растёт вширь, появляется всё больше новых эмитентов различного качества и с различными перспективами роста, что требует профессионального и своевременного анализа для качественной селекции ценных бумаг в портфель;

- позволяет использовать дополнительный инструментарий финансового рынка, например сектор производных инструментов (фьючерсов и опционов), структурированные продукты и пр.

Иными словами, без активного профессионального управления инвестиционный портфель теряет эффективность и подвергается серьёзным рискам убытков. «Пассивное» инвестирование в акции, если только оно не имеет многолетнего горизонта, становится всё более рискованным, так как в последние годы финансовые рынки подвержены сильным колебаниям, и стабильный рост фондовых индексов вовсе не гарантирован.

Таким образом, у непрофессионального инвестора, не готового сделать биржевую торговлю своим основным занятием, есть выбор: а) самостоятельно сформировать долгосрочный «пассивный» портфель акций через брокера, ждать достижения целевых уровней цен, игнорируя их промежуточные колебания, и иногда пересматривать состав портфеля или б) передать деньги в активное доверительное управление на рынке ценных бумаг. Что же лучше? Универсального ответа здесь быть не может. В качестве аналогии можно привести задачу доставку груза по прихотливой реке с водоворотами и извилистым руслом. С одной стороны, можно самостоятельно снарядить неповоротливую, но крепкую баржу, которая в итоге доплывёт до порта назначения, хотя по пути будет крутиться на месте и даже отбрасываться течением обратно, застревать в излучинах и на мели, терять часть груза. С другой стороны, можно потратить больше денег и нанять экипаж с более манёвренным кораблём, чтобы он достиг цели быстрее и с меньшими потерями, однако опыт нанятой команды вовсе не гарантирует успеха в изменчивой стихии, а активное маневрирование увеличивает риски разбить судно и потерять почти весь груз...

Да, фондовая биржа — стихия, которой очень сложно противостоять. Эффективность инвестирования может быть понятием относительным: даже если динамика стоимости портфеля опережает биржевой индекс, отражающий средневзвешенное изменение наиболее ликвидных ценных бумаг, или, как говорят, портфель «лучше рынка», это ещё не гарантирует получения прибыли. По итогам года индекс может оказаться ниже стартового значения в начале года, а мы со своим портфелем «лучше рынка» окажемся в нуле, что даст нам разве что моральное удовлетворение.

Почему же биржевой рынок столь изменчивый (волатильный)? Почему котировки акций постоянно ходят вверх-вниз, да ещё и не все вместе, а разнонаправленно? Понятно, что, когда происходят экономические кризисы, фондовая биржа не может остаться в стороне и её лихорадит вслед за экономикой и финансовой системой. Но и в периоды относительного экономического благополучия графики биржевых цен вовсе не прямолинейны, а представляют собой зубцы и синусоиды ростов и падений. Почему?

Дело в том, что биржа — это квинтэссенция экономических ожиданий, страхов, надежд и сомнений. На бирже сконцентрирована основная масса покупателей и продавцов, очень разных по целям, профессиональной квалификации, уровню оптимизма и, наконец, психологической устойчивости. Деньги на биржевом рынке очень мобильны, они легко на рынок приходят и с рынка уходят. Будучи собранными вместе на бирже, являющейся площадкой для перераспределения капиталов, деньги чутко реагируют на настроения инвесторов. Если в нелепый слух поверит часть участников рынка, которые своими нервными сделками напугают остальных, то не так уж сложно в итоге вызвать биржевую панику. Ведь картину разворачивающегося невроза можно немедленно увидеть на торговом мониторе, в лучшем случае — насторожиться, а в худшем — испугаться, после чего решить что-то продать «на всякий случай», даже пожертвовав ценой, а это спровоцирует на продажу (уже по более низкой цене) следующего участника торгов, и так далее по цепочке.

Вот почему власти уделяют столь пристальное внимание регулированию фондовых бирж, борьбе с инсайдерскими сделками и манипулированием ценами. Речь не только о необходимости борьбы с нечестным обогащением за счёт злоупотребления своей информированностью и рыночным положением, но и о защите эффективного и справедливого рынка. Если биржевой рынок подконтролен инсайдерам и «манипуляторам», то он теряет доверие инвесторов, искажает представление о справедливых рыночных ценах, что, по сути, парализует такой важнейший экономический институт, как фондовая биржа. В конце концов, ведь даже казино, которое подозревают в мошенничестве, быстро разорится из-за отсутствия посетителей.

Резюме

1. Отношение к биржевой торговле как к азартной игре, дающей возможность удачного обогащения, в корне неверно. Биржа — важнейший макроэкономический институт перераспределения капиталов и инвестиционных ресурсов, а также выявления справедливой стоимости предприятий.

2. Вход на фондовую биржу вполне доступен практически каждому. Однако инвестирование в ценные бумаги требует постоянного внимания и квалифицированного анализа; случайные биржевые операции, скорее всего, принесут в итоге убытки.

3. Для непрофессиональных инвесторов управляющие компании предлагают услугу доверительного управления ценными бумагами, которая позволяет использовать возможности активного управления инвестиционным портфелем, но вовсе не гарантирует успеха. Изменчивой стихии фондового рынка сложно противостоять даже профессиональным управляющим.



Ссылки по теме:
- Банковский кредит: будьте добросовестны и внимательны
Кредитные рейтинги: аналитика или политика?
Кредитные карты: удобство или ловушка?
ПИФы - вложения в складчину
Откуда взялся мировой экономический кризис?



Фото Натальи Домриной

2 комментария:

  1. Много терминов для переваривания и усвоения. Мне непонятен был смысл слов "доверительное управление" до И.Шувалова, многое прояснил он, сказав, что его деньги "находятся в доверительном управлении", являются "залогом независимости от групп влияния".

    По себе могу сказать, что мне лучше не владеть такой информацией - я азартный человек.

    ОтветитьУдалить
  2. Анонимный2 мая 2012 г., 10:08:00

    Активности вАААбще не наблюдается, с такой активизацией активности админ может потерпеть полный фиаско.

    ОтветитьУдалить

Приносим извинения за то, что некоторые комментарии (как правило, от анонимных читателей) будут опубликованы не сразу, а после проверки администратором. Спасибо.