25 августа 2009 г.

"Софт-коктейль" (из неопубликованного в книге "Банковская тайна")

Вероломное и необъявленное вторжение технологической комиссии на мирную территорию департамента информационных технологий началось в полдень.
Разумеется, полуденное посещение группой банковских функционеров этажа, где располагался департамент ИТ, квалифицировалось как вторжение его жертвами –айтишниками (ну, еще и мною – как сочувствующим случайным свидетелем). Сами же члены техкома были искренне преисполнены осознанием важности и полезности своей миссии, которая им представлялась чем-то ближе к терминам «ознакомление на месте», «инспекция» и «рабочий визит».


Возглавлял миссию солидный и статный Степан Трофимович, глава техкома. Был он оживлен, выглядел заинтересованным, разговаривал со встречными снисходительно и даже покровительственно. У меня возникло подозрение, что Степан Трофимович невольно подражал не кому-нибудь, а самому президенту банка, который с некоторых пор завел моду совершать без предупреждения экскурсии по своим владениям. В какой мере Степан Трофимович обладал административным и моральным правом делать так же, оставалось предметом возможной дискуссии, но никто не хотел ее затевать – себе дороже...

Айтишники жались к стенам коридоров, юркали в попутные боковые помещения, резко меняли курсы движения – лишь бы не оказаться лицом к лицу со Степаном Трофимовичем и его свитой. Поступать аналогично было, конечно, ниже моего достоинства, и я попал.

– Андрей Викторович, а вы что здесь делаете? – осведомился Степан Трофимович. Голос и выражение его лица производили впечатление... как бы это сказать... нелюбезной благосклонности. – Ошиблись этажом?

– Никак нет! – бодро отрапортовал я. – Вот, иду пообщаться с компьютерщиками по служебной необходимости...

– С компьютерщиками? – изумился Степан Трофимович. – Сами?

– Сам, – подтвердил я. – А что? Я умею! Тоже вроде по-русски говорят...

– Да нет, я не о том, – озадаченно пробормотал Степан Трофимович. – Ведь наверняка же не вашего уровня вопросы...

– А больше некому! – печально возразил я. – Все делом заняты! Только у меня и находится время решать проблемы технологического развития департамента финансовых рынков... Как видите, всё приходится самому, собственными руками, ногами и головным мозгом...

Степан Трофимович хмурился, глядя на меня с подозрением, но в его взоре угадывалось и еще что-то... Уважение, что ли?

– А мы как раз в компьютерный отдел, – помолчав, сообщил он. – Вы с нами?

Я ухитрился разом и пожать плечами, и кивнуть, после чего побрел в свите Степана Трофимовича. Конечно, я мог улизнуть к себе, но мне действительно очень нужно было к компьютерщикам.

В неформальной системе тревожного оповещения департамента ИТ на этот раз явно случился сбой, ибо компьютерный отдел оказался явно не готов к высадке вражеского десанта. Застигнутые там врасплох айтишники нервно нажимали какие-то спасательные сочетания клавиш и истово щелкали «мышками», чтобы переменить или вовсе убрать изображения на мониторах. Лица у них были мрачные и испуганные.

– Та-ак... – возвестил Степан Трофимович добродушно, но одновременно и как-то угрожающе. – Какие успехи?

Некоторое время никто не мог придумать, что ответить на этот четко поставленный конкретный вопрос.

– Тестируем оборудование, – выдавил из себя наконец компьютерщик Гоша, которого, кажется, знал весь банк, потому что только в его присутствии начинали вновь работать капризные принтеры и копиры, причем складывалось впечатление, что Гоша для этого не делал вообще никаких телодвижений. Его любили все секретари и офис-менеджеры за то, что он не допускал в их отношении ни одного уничижительного замечания и даже намека. Только вздыхал – сокрушенно, но необидно.

– Ага, – вдумчиво произнес Степан Трофимович, отдуваясь и утирая пот со лба. – А что у вас тут так жарко?

– Кондиционер не справляется... – пояснил Гоша, одетый в шорты и какую-то цветастую рубаху с короткими рукавами, которая к тому же была расстегнута чуть ли не до пупа. Он подумал и пояснил: – ...с тепловым излучением.

В компьютерном отделе действительно было жарко и душно. Кругом громоздилась всяческая оргтехника, которая гудела, стрекотала, шелестела и попискивала. И действительно излучала тепло. На мой взгляд, обстановка здесь была в высшей степени профессиональная. Но наметанный зоркий глаз Степана Трофимовича сразу засек неладное.

– Это что? – ткнул он пальцем в рабочий стол Гоши.

Все воззрились на рабочий стол Гоши. Версии ответа на вопрос «Это что?» могли быть подобраны в зависимости от представлений каждого о неуместности того или иного предмета на столе банковского компьютерщика. У меня было несколько версий:

– стопка лазерных дисков в коробочках с подозрительно яркими и цветастыми вкладышами: очень непохоже, что их содержимое имело отношение к офисным приложениям;

– глянцевый журнал, раскрытый на развороте с изображением девицы в неглиже, широко известной в гламурных кругах: без комментариев;

– игровой джойстик, очень навороченный, с массой кнопок и рычажков: тоже трудно применимый в офисных приложениях;

– портативный ДВД-плеер, благоразумно выключенный: однако все равно вызывал вопросы о своей служебной применимости;

– компактный ноутбук широко известного бренда, однако розового цвета и слишком изящный: вряд ли его закупили по производственной необходимости, если же он личный, то его присутствие здесь грубо нарушало правила информационной защиты...

Также на столе имели место коробка пиццы и двухлитровая пластиковая бутылка колы, но они-то как раз не вызывали у меня неуместных ассоциаций... Однако все мои версии провалились, ибо Степана Трофимовича заинтересовала именно бутылка колы. Когда его палец медленно ткнулся в упругий пластик, Гоша растерянно посмотрел на окружающих, видимо, пытаясь понять, в чем и как ему оправдываться, и проговорил:

– Это кола... – После паузы неуверенно добавил: – Прохладная...

Последнее слово невероятно воодушевило Степана Трофимовича.

– Прохладная? Отлично! – Он принялся озабоченно озираться. – Есть куда налить? А то пить хочется...

Поняв, наконец, в чем дело, все сразу вздохнули с облегчением и оживились. Немедленно нашлась стопка одноразовых стаканчиков (которые тоже при желании могли вызвать вопросы, но благодушие торжествовало). Впрочем, никто не последовал примеру Степана Трофимовича – все застенчиво отказались признать, что испытывают жажду. Гоша принялся наливать колу в стакан, и я начал подозревать, что Гоша все-таки никак не может расслабиться в присутствии высокопоставленных гостей. Во-первых, Гоша наливал очень медленно и словно неохотно. Во-вторых, он делал это как-то уж очень напряженно, аж костяшки на пальцах побелели. В-третьих, на лице Гоши застыло выражение мрачной обреченности. Складывалось впечатление, что Гоше очень-очень жалко колы для Степана Трофимовича. Это было странно. (Хотя в чем-то я мог понять Гошу. Однажды по окончании рабочего дня Степан Трофимович заявился в гости к нам в департамент и, несмотря на прозрачные намеки, долго сидел в моем кабинете, попивая драгоценный коньяк сверх всякой меры. Однако, надеюсь, своё лицо я тогда контролировал лучше, чем сейчас это делал Гоша.)

Степан Трофимович в три мощных глотка осушил стаканчик, скомандовал Гоше «Плесни еще!» и приступил к инспекции. Здесь-то и наступил триумф моих предположений с последующим испытанием Гоши на смекалку и увертливость.

Вопрос. Что это у вас тут за посторонние диски?

Ответ. Тестируем приводы и процессоры на скорость и производительность. На стандартные тест-программы надо закупать коммерческие лицензии, а с помощью... э-э... мультимедиа-решений (я мысленно зааплодировал) мы достигаем тех же целей, причем бесплатно.

Вопрос. И журнальчик... хе-хе... тоже для тестирования?

Ответ. Нет, конечно. Будем есть пиццу, вот положили, чтобы не заляпать стол. Такой поганый журнал, непонятно как здесь оказавшийся (наверное, кто-то из другого департамента забыл?), для целей соблюдения чистоты на рабочем месте совершенно не жалко!

Вопрос. С какой стати вы едите на рабочих местах, оборудование не загубите?

Ответ. Во-первых, экономим время – на обед не уходим, продолжаем параллельно работать. Во-вторых, все случаи гибели оборудования по причине попадания на/в них пищи и напитков зафиксированы где угодно, но только не в компьютерном отделе.

Вопрос. А джойстик-то вам зачем? Режетесь в игры небось в рабочее время и на казенном оборудовании?

Ответ. Ни в коем случае! Джойстик – лучшее средство тестирования компьютера на быстроту отклика периферийного оборудования и для калибровки визуальных решений. (Здесь Гоша явно поплыл содержательно, зато вложил всю силу убеждения и... прокатило!)

Вопрос. Ага, вы тут и фильмы на ДВД смотреть успеваете?

Ответ. ДВД-плеер нужен для контрольного просмотра «болванок», на которые мы записываем в ДВД-формате рекламный ролик, смонтированный по заказу банковского центра по связям с общественностью...

Вопрос. Что здесь делает явно посторонний ноутбук розового цвета?

Ответ. Мы изучаем возможность закупки новых компактных ноутбуков для выдачи сотрудникам в служебные командировки. Вот запросили опытный образец у официального дилера... К сожалению, у них был только вот такого несерьезного цвета. В любом случае, если технические характеристики этого изделия нас удовлетворят, а решение о приобретении партии таких ноутбуков будет принято уважаемой технологической комиссией, то мы закажем экземпляры подобающего цвета...

Вопрос. Журнальчик-то дадите полистать?..

С ответом на этот вопрос Степана Трофимовича возникли проблемы. Сначала его неуместность дошла до вдохновленного Гоши, который уже было набрал в грудь воздуха, чтобы выдать очередную брехню, но поперхнулся. Потом дошло до всех остальных, и мы уставились на Степана Трофимовича.

Тот безмятежно допивал очередной стаканчик колы (бутылка была уже пуста чуть ли не наполовину). Доброжелательно оглядев нас, он взял в руки со стола Гоши фривольный журнал, ухмыльнулся, подмигнул и выдал:

– А чего такого? Иногда хочется, знаете ли... сидя в кабинете или на тыч... тылч... толчке... Ну и буфера, ядрена вошь!

Степан Трофимович резко перестал производить впечатление адекватного банковского менеджера. Стать у него еще оставалась, но солидность как-то сдулась вместе с появлением глупой ухмылки, неуверенных движений и сбивчивой речи. Я уже не говорю о резкой смене темы разговора. Странность ситуации зашкаливала, надо было что-то делать.

Я пробился вперед и обратился к свите Степана Трофимовича:

– Коллеги, Степану Трофимовичу нехорошо... Духота, да и погода сегодня резко меняется. Прошу вас отвести Степана Трофимовича к нему в кабинет и, может быть, вызвать доктора...

Этот сценарий вызвал немедленную поддержку у членов техкома, ибо все стремились как можно быстрее выйти из неловкой ситуации. Вяло сопротивляющегося Степана Трофимовича вывели под руки с приговариваниями и причитаниями и торопливо эвакуировали с этажа департамента ИТ.

Я остался и испытующе посмотрел на Гошу.

– Ну? – грозно спросил я.

– Медицинский спирт, – убитым голосом сообщил Гоша. – Для протирки поверхностей. Один к пяти с колой. Называется «софт-коктейль». Только что смешали прямо в бутылке... На вечер. У нас сабантуй после рабочего дня. День сисадмина. А тут вы... И тут он... А еще духота...

– Поздравляю! – жизнерадостно произнес я. – Можно сказать, достойно отметили вместе с руководством...

– Как же он на вкус не почувствовал? – развел руками Гоша.

– Степан Трофимович – чрезвычайно умудренный опытом человек, – объяснил я. – Но не думаю, что он хорошо разбирается во вкусе колы. А твои «один к пяти» его вкусовые пупырышки уже, наверное, давно не засекают. Коньяк во всяком случае он пьет, как минералку...

– Что же будет? – прошептал Гоша с ужасом.

– А ничего! – ободрил я его. – Вот если бы ты по его основным вопросам не отбрехался, тогда да! А тут кто что докажет? Духота, давление... К тому же вы наверняка сегодня остатки улики уничтожите?

Гоша горестно посмотрел на полупустую бутылку «софт-коктейля» и энергично кивнул.

– Кстати, мою просьбу выполнили? – деловито осведомился я.

Гоша взял со стола и торжественно вручил мне розовый ноутбук, прокомментировав:

– Всё переустановили и зачистили... – Он кашлянул. – Вы уж передайте вашей... э-э... знакомой, чтобы она осторожнее в Интернете с вирусами...

– Передам, – мрачно пообещал я.

Когда я уходил с ноутбуком под мышкой, Гоша наводил порядок на своем столе.

5 комментариев:

  1. Андрей Викторович даже не поздравил. Ушел, зажав под мышкой ноутбук, а следовало бы прийти зажав под мышкой кое-что. Бедный Гоша! Мало того, что остался без выпивки, да еще намеки А.В не понял, не хотел понимать.
    Эх, не удался день у сисадмина.

    ОтветитьУдалить
  2. :)))))))))))))))))))))))))))))) Админы исправьте текст. Я давлюсь от смеха.

    ОтветитьУдалить
  3. от души похихикала! спасибо, Шен.

    ОтветитьУдалить
  4. Понравилось. Работаю в банке в Бишкеке. Все как у нас. :)

    ОтветитьУдалить
  5. Уже вторую неделю не подает признаков жизни ни Бекасов, ни Бейшен.
    Будем тормошить. Язвительно по утрам.

    Утром ранним на диване
    Раздавались свист и храп,
    На мгновение сопение
    Храп могучий прерывал.

    На диване безмятежно
    Крепким сном богатыря
    Спал ворчливый Бекасов,
    Чей могучий слышим храп.

    Колыхание занавесок,
    Что Бекасов вызывал,
    Лишь сопение Гардези
    На мгновение прерывал.


    Храп, сопение- ноты трелья,
    Там же и Бейшена свист-
    И качалась в резонансе
    Люстра словно маятник.

    ОтветитьУдалить

Приносим извинения за то, что некоторые комментарии (как правило, от анонимных читателей) будут опубликованы не сразу, а после проверки администратором. Спасибо.