23 декабря 2009 г.

Отрывки из недописанного про Гардези, часть 4


4
28 февраля, среда

В пансионат на озере они выехали в половине восьмого утра. Зимний Энск уже просыпался в утренних сумерках: сновали туда-сюда грязные маршрутные «газели», взревывали у остановок чадящие «икарусы», а по тротуарам торопливо двигались смутные фигуры жителей города, оставлявшие за собой короткие полупрозрачные дымки выдыхаемого пара.

Перед выездом Рома и Глеб на скорую руку позавтракали тем, что нашлось в холодильнике у Гардези. Холодильник выглядел почти пустым, и скоропортящихся продуктов в нем не было. Рома хотел было сделать на этот счет какой-нибудь вывод по существу, но передумал – ведь Гардези-старшие собирались на отдых в пансионат на пару недель, и только из-за этого обстоятельства Вера Владимировна вполне могла очистить холодильник от недолговечных продуктов. Нет, определенно дедуктивный метод никуда не годился.

Путь до озера занял около получаса. Глеб свернул с трассы на неприметную узкую аллею с темнеющими сугробами вдоль обочин и подъехал к черным решетчатым воротам, справа от которых располагалась будка проходной. На будке висела неказистая вывеска – «ЗАО «Оздоровительный пансионат «Приозерный», г. Энск». Озера отсюда видно не было. Здания пансионата, впрочем, тоже. Только продолжающаяся за воротами пустая грязно-белая аллея между елями и соснами.

Глеб посигналил. Спустя минуту дверь будки распахнулась, и оттуда показался плюгавый краснолицый мужичонка в комбинезоне цвета хаки и шапке-ушанке. На боку у него болталась резиновая дубинка. Классика жанра, подумал Рома. Охрана здесь знатная.

Вахтер (назвать его охранником или как-то еще более внушительно у Ромы просто не поворачивался язык) подошел поближе, внимательно посмотрел в салон через ветровое стекло, кивнул и заворочал скрипящими створками ворот.

– Тебя здесь знают? – спросил Рома.

– Не так чтобы... – неопределенно отозвался Глеб, направляя автомобиль в узкий проем ворот. – Этот-то меня должен помнить с позавчерашнего дня, когда я тут наводил шороху...

Озеро и здание пансионата на его берегу появились как-то неожиданно – аллея сделала резкий зигзаг, хвойный лесок сразу прекратился, и Рома даже зажмурился от открывшегося ярко-белого простора. В отличие от города и автотрассы, здесь снег и не думал подтаивать и темнеть, кругом было белым-бело. Почти вся гладь озера была покрыта льдом и снегом, лишь кое-где у берега виднелись темные полыньи. Здание пансионата тоже было белым, причем достаточно чистого белого цвета, хотя Рома был морально готов увидеть обветшалые и осыпающиеся штукатуркой корпуса. Когда они подъехали к зданию поближе, Рома с некоторым удивлением обнаружил, что ветхостью здесь и не пахнет, на стоянке припаркованы вполне достойные автомашины иностранного производства, а снег с дорожек расчищается не распаренными дворниками с жестяными лопатами, а крошечным одноместным бульдозером японской фирмы «Марубени».

– Есть кому вкладывать деньги, – пояснил Глеб, глядя на озирающегося Рому. – Наш банк тоже поучаствовал. Впрочем, ты не обольщайся – тут был всего лишь хороший ремонт. «Приозерный» – это вовсе не пять звезд... И даже не четыре. И даже не три.

– А сколько? Две звезды, что ли?

– Никаких звезд. До сих пор серп и молот.

Глеб, судя по всему, действительно наводил здесь шороху двумя днями ранее. Во всяком случае, администратор явился по первому требованию. Это была суетливая и говорливая полная женщина лет сорока с гигантской копной крашеных рыжих волос и аляповатым ярким макияжем на круглом лице. Звали ее Ираида Митрофановна. Ведя двух озабоченных и хмурых молодых людей в номер, где 22 февраля остановились Виктор и Вера Гардези, она торопливо давала разнообразные пояснения – для Ромы, надо полагать, так как Глеб все время слегка морщился, нетерпеливо кивал и вообще всем своим видом показывал, что всю эту бесполезную информацию он слышал неоднократно. За две с половиной минуты Рома узнал, что:

– Гардези не захотели селиться в «люксе», а поселились в « полулюксе», потому что разница в комфорте не столь велика, как в цене;

– Виктор Гардези прибыл с целью подлечить артериальную гипертензию и остеохондроз;

– Вера Гардези прибыла с целью подлечить острый гастрит;

– им обоим прописали «пятый» стол, ЛФК, ванны и бассейн;

– бассейн в «Приозерном» – один из лучших в области;

– если бы не частное финансирование, в том числе Энского Городского Банка (Ираида Митрофановна мило улыбнулась Глебу), то быть бы сейчас «Приозерному» нищей богадельней;

– персонал здесь надежный, многолетний (всего – сорок два человека);

– Гардези не появились на завтраке 25 февраля, но тогда этому не придали особого значения, потому что иногда они завтраки пропускали, а их дальнейшее отсутствие объяснили тем, что Виктор Аркадьевич упоминал о намерении на денек-другой вернуться в город по случаю юбилея какого-то родственника;

– 26 февраля приехал Глеб Львович, огорошил тревожной новостью о пропаже Гардези и осмотрел их номер, но, к сожалению, ничего полезного не обнаружил;

– конечно, в таких случаях, наверное, стоит вызвать милицию, но, может быть, все обойдется и разъяснится самым простым и чудесным образом? Милицейское расследование для пансионата совсем некстати...

Таким образом, теперь шанс обнаружить что-либо полезное в номере Гардези был у московского гостя. Ираида Митрофановна ключом из связки открыла дверь «полулюкса» № 247, и они вошли внутрь.

Глеб оказался прав насчет стиля «серп и молот». Две комнаты – гостиная и спальня, раздельный санузел с ванной. Финская мебель из карельской березы, шкаф с раздвижными зеркальными дверцами, ковровые дорожки, жалюзи на окнах, холодильник «Бирюса», обогреватель... Шик санаторно-курортного отдыха советских времен. Плюс современные вкрапления в интерьер – корейский телевизор и китайский чайник. Полулюкс, одним словом.

Рома неторопливо обошел обе комнаты, туалет и ванную.

– Как я уже говорил, – заметил Глеб, – ничего полезного мне обнаружить здесь не удалось. Ни записок, ни следов борьбы, ни еще каких-то намеков... Думаю, если что-то произошло, то не здесь.

– Наверное, – согласился Рома и заглянул в шкаф. – Интересно, как-нибудь можно выяснить, сколько у них с собой было багажа?

Глеб пожал плечами, а Ираида Митрофановна задумалась, словно припоминая что-то.

– Вообще-то я их сама встречала, когда они приехали, – сообщила она. – Все-таки уважаемые в нашем городе люди... Я еще хотела позвать ребят, чтобы помогли донести вещи, но у них были такие сумки с колесиками, так что сами справились...

– Сумки на колесиках вижу, – подтвердил Рома, глядя в шкаф. – Их две было?

– Да. И пакет с фруктами...

– Вот фрукты, – показал Глеб на вазу, стоявшую на столе в гостиной.

– Все? – уточнил Рома.

Ираида Митрофановна снова задумалась и вдруг просияла.

– Еще одна сумка на плече у Виктора Аркадьевича висела!

– Что за сумка? – спросил Рома, осматривая полки шкафа.

– Ну, такая... – Ираида Митрофановна защелкала пальцами, подбирая слова. – Как бы не сумка, а портфель. Хотя не то чтобы портфель...

– Сумка-портфель, – пробормотал Рома, заглядывая под кровать.

– Нет здесь никакой сумки-портфеля, – с досадой сказал Глеб.

– Что же это за сумка-портфель такая? – продолжал бормотать Рома, заглядывая за кресла.

– Такая черная, – все еще пыталась объяснить Ираида Митрофановна. – Прямоугольная. – И она нарисовала двумя указательными пальцами прямоугольник форматом А4.

– А! – вдруг вскинулся Глеб. – Понял! Это сумка для ноутбука. Виктор Аркадьевич привез ее из Москвы, когда гостил там у Андрея. Хвастался мне, что теперь у его драгоценного компьютера есть аксессуар...

– Но ноутбук остался в городской квартире, – возразил Рома.

– То-то и оно, – развел руками Глеб.

– Видимо, Виктор Аркадьевич использовал сумку и для других целей, – предположил Рома. – Вместо портфеля.

– Ты хочешь сказать, что там были какие-то важные документы? – осведомился Глеб. – И все дело в них?

– Не знаю, – вздохнул Рома. – Ничего я не хочу сказать. Может, в этой сумке нет ничего особенного. Виктор Аркадьевич мог просто взять ее с собой, если они куда-то уехали. А может, ее украли уже потом – отсюда, из номера...

– Минуточку! – вмешалась Ираида Митрофановна. – Это вы что же имеете в виду? Кража из номера? Между прочим, у нас здесь надежный и проверенный годами коллектив!

– Да-да, я помню, вы уже говорили, – заметил Рома.

– А по-моему, не помните! – запальчиво возразила Ираида Митрофановна. – Воровства у нас тут отродясь не бывало!

– Это же всего лишь предположение, Ираида Митрофановна, – попытался успокоить ее Глеб.

– Вот не надо! – отрезала Ираида Митрофановна. – Для вас это предположение, а для нас обвинение...

– Никаких обвинений! – заверил ее Рома. – Просто мысли вслух. Дурацкая привычка. Прошу прощения, если обидел ненароком. Приношу свои самые искренние извинения, Ираида Митрофановна. Честное слово!

Смертельно обиженная Ираида Митрофановна смягчилась. Причем смягчилась настолько, что даже не смогла оказать сопротивления, когда Рома попросил у нее помощи в организации осмотра здания и прилегающей территории. В частном порядке. Ведь мы же не хотим здесь устроить показательное прочесывание с привлечением милицейских собак, не правда ли, Ираида Митрофановна?

Глеб в очередной раз не скрывал своего скепсиса, но активно поучаствовал в мероприятии совместно с десятком привлеченных сотрудников пансионата. По наспех выдуманной легенде, на территории пансионата искали очень дорогую породистую собачку (ее описание, смахивающее на портрет безродной дворняги, наскоро сочинил Рома), которая якобы сбежала из коттеджа неподалеку. На самом деле Рома предложил попробовать найти любые необычные приметы, которые могли бы что-нибудь подсказать о судьбе Гардези, если с ними что-то случилось непосредственно в «Приозерном». Неудивительно, что Глеб не скрывал скепсиса. С такими способами дознания гораздо качественнее справилась бы милиция, а частный осмотр с такой расплывчатой формулировкой цели поиска смахивал на жест отчаяния при полном отсутствии улик и внятных версий.

Поскольку Роме не помог дедуктивный метод, постольку оказалось бесполезным прочесывание окрестностей. То есть в некотором роде полезным оно все-таки оказалось. Во-первых, Рома мог быть уверен, что в «Приозерном» Гардези-старших нет – ни живых, ни мертвых. В этом, конечно, можно было быть уверенным достаточно условно, потому что жуткие (но далеко не исключаемые) варианты с «расчлененкой», замуровыванием в стены, закапыванием в землю и утоплением в озере пока не проверялись. Для этого точно пришлось бы обращаться в милицию. А во-вторых, Ираида Митрофановна нашла потерявшийся еще с прошлого года комплект садового инвентаря. Таков был эффект частного расследования Ромы и Глеба к полудню четвертого дня исчезновения Виктора и Веры Гардези.

Напоследок Рома попытался чего-то добиться от вахтера, который, как выяснилось, дежурил на проходной с вечера 24-го до утра 25-го февраля. Но память у того оказалась слабовата – он с трудом мог припомнить даже вчерашний день. Про какие-нибудь особенности пятидневной давности он внятно рассказать не сумел. Для него даже оказалось сюрпризом, что четыре дня назад было 24 февраля.

Неудача в пансионате была, конечно, предсказуема. В конце концов, Рому прислали сюда всего лишь «осмотреться». Ждать приезда Андрея. Помогать Глебу. Вот только в чем? Они же оба не частные детективы. Глеб предоставил Роме прерогативу быть генератором идей, однако идеи Ромы оригинальностью и эффективностью не отличались.

– Теряем время, – сказал Рома, когда они мчались по автотрассе обратно в город.

– В смысле? – не понял Глеб.

– Надо позвонить Андрею и получить санкцию на привлечение милиции, – пояснил Рома. – Иначе теряем время. Хорошо, пусть даже они по своей инициативе уехали по какому-нибудь срочному и очень конфиденциальному делу... Все же должны были понимать, что есть кому поднять всех на уши... А если криминал? Киднэппинг и все такое? Теряем время.

– Если киднэппинг, то где же требования о выкупе? – возразил Глеб. – Или вообще какие-нибудь требования?

– Не знаю. Может быть, нам с тобой как раз этих требований и не видать.

Глеб нахмурился.

– Ты имеешь в виду, что родителей Андрея могли похитить из-за него? – уточнил он.

– Не исключено и даже очень вероятно, – ответил Рома и достал мобильный телефон.

– Будешь звонить Андрею прямо сейчас? – осведомился Глеб.

– Используем прелести роуминга.

С третьего раза Рома дозвонился.

– Ты с мобильного? – сразу спросил Андрей.

– Да.

– Хорошо. Звони мне только с мобильного. Теперь там у них сотовая связь вроде бы надежная... Какие новости?

– Никакие, – лаконично ответил Рома.

– Чего звонишь тогда?

– Хочется знать, когда ты прибудешь. Кажется, пора задействовать милицию, а без тебя такое решение принимать ты не разрешил. Какие будут указания?

– Отвечаю по порядку. Сегодня в девять вечера я уже буду в Москве. Ближайшим рейсом – к вам. Какой именно рейс, пока не знаю, еще позвоню из Москвы. Но, учитывая, что Феликсовна заказывает билет, думаю, успею на завтрашний дневной...

– Ты все-таки ввел ее в курс дела? – удивился Рома, а Глеб вздрогнул и поднял брови.

– Нет, – терпеливо ответил Андрей. – Для нее я еду в Энск на несколько дней просто навестить родителей за счет экономии срока командировки в Лондоне... Так что имей в виду, если вдруг выйдешь на связь с ней. – Андрей помолчал. – Что касается милиции, все не так просто. Есть там местные особенности... Неважно. Надеюсь, завтра днем я уже буду в Энске. Дождитесь меня. Это указание.

– А пока нам что делать?

– А что вы сегодня делали?

Рома вкратце описал их успехи.

– Пинкертоны хреновы, – оценил эти успехи Андрей. – Прочесывание территории пансионата – это сильно.

– Издеваешься? – обиделся Рома. – А чего ты вообще от меня ожидал? Я тебе что, Ниро Вульф?

– Ладно, ладно, – успокаивающе сказал Андрей. – Извини. Просто нервы у меня на пределе, сам понимаешь... Ты там что-то упоминал про обзвон родственников с легендой про подарок на годовщину... Это вариант. Пусть Глеб попробует. И насчет их отъезда пусть проверит через билетные кассы...

– Вот видишь! – буркнул Рома. – Есть же здравые предложения. Учитывая мои скромные возможности...

– На самом деле я рад, амиго, что ты там меня прикрываешь, – сказал Андрей. – Я на тебя рассчитываю.

– Всегда наготове, амиго, – ответил Рома, немедленно оттаяв. – Только, если серьезно, в чем тут на меня можно рассчитывать?

– В том, чтобы ты оказался в нужном месте в нужное время, – ответил Андрей. – Помнишь, как ты меня прикрывал? Если бы не ты, быть бы мне сейчас инвалидом...

– Я же был твой телохранитель, – скромно отозвался Рома, чувствуя, что краснеет от удовольствия. – Это была моя прямая должностная обязанность.

– А сейчас ты мой личный помощник. Моя левая рука. И твоя главная задача – быть там наготове.

– Задачу понял. – Рома вздохнул. – Просто хочу уточнить... Твоя правая рука – это Феликсовна?

– Прости, амиго.

– Да я и не спорю...

– Но в особо опасных ситуациях я становлюсь левшой, – добавил Андрей и дал отбой.

5 комментариев:

  1. Интересно, о каком городе идет речь?

    ОтветитьУдалить
  2. Не понравилось, так и вижу грязь : -/

    ОтветитьУдалить
  3. "Не понравилось, так и вижу грязь : -/" - интересно, это про город или про текст?

    ОтветитьУдалить
  4. Заинтриговали... Хочется продолжения!
    Давно слежу за приключениями Гардези, читается легко и интересно.

    ОтветитьУдалить
  5. Как я понял Бекасова, это отрывки из недописанного Так что не факт, что продолжение будет :(

    ОтветитьУдалить

Приносим извинения за то, что некоторые комментарии (как правило, от анонимных читателей) будут опубликованы не сразу, а после проверки администратором. Спасибо.