14 июля 2010 г.

2006: Кончита Гонсалез, "Кения"

В преддверии Нового Года большинство людей охватывает какое-то безумие. Все начинают лихорадочно думать, где и как встречать Новый Год. Лично мне каждый Новый Год хочется встретить как-нибудь по-особенному, а не так, как это уже было. Однако, дожив до «тридцатника», понимаешь, что придумать что-то новенькое все сложнее и сложнее.

Я справляла Новый Год дома – такой вариант запомнился мне бесконечным строганием салатов и не менее бесконечным мытьем посуды на следующий день. Отмечала в ночном клубе, когда за столик в этом клубе были заплачены такие деньги, что в любое другое время на них можно было бы откупить этот клуб целиком на пару дней, не говоря уже о стоимости такси наутро, которая гораздо превышала стоимость авиабилета до Питера. В доме отдыха тоже было, когда, сидя во владимирских лесах с неработающим мобильником, я чувствовала себя, как партизан, которому забыли сообщить, что война уже давно закончилась. Один раз меня даже занесло на Бахрейн, где Новый Год отметила с парой итальянцев. А встречу Миллениума на Красной площади я вообще никогда не забуду. Помнится, тогда рухнули все мои романтические мечты, в которых я видела себя стоящей в компании друзей со свечами и бенгальскими огнями под падающим пушистым снежком, а интимную тишину разрушит бой курантов, и мы, звонко чокаясь бокалами с шампанским, сердечно поздравим друг друга с Новым Годом... М-да, а в реальности все было совсем не так. В ту ночь на Красную площадь только что безногие не пришли. Шум и грохот стоял такой, что себя не было слышно, не говоря уж о курантах. Последней каплей была взорвавшаяся под ногами петарда, чуть не превратившая мою шубу в дубленку.

Так что все предыдущие новогодние опыты были, конечно, забавными, но душа просила чего-то новенького, незабываемого и желательно – приятно незабываемого.

Выбор поездки в Кению был, мягко говоря, неожиданным – состоявшимся благодаря спаму, подкинувшему саму идею, в очередной раз разбитому сердцу (как оправдание непозволительных трат на поездку) и согласившейся составить мне компанию Лере. До поездки об этой стране я знала немного: она в Африке, там нег... прошу прощения, там афро... э-э... африканцы, малярия и гора Килиманджаро, которая тает, а поэтому ехать надо срочно, пока она совсем не растаяла...

К встрече Нового Года в Кении мы готовились основательно: Лера раздобыла шапки Санта-Клауса и диск с боем курантов, а я – плеер с колонками и маленькую елочку. Бутылку шампанского купили в аэропорту.

Напуганные извечными московскими пробками, особенно усилившимися в преддверии праздника, свой экстремальный тур мы решили начать соответствующим образом.

Первым делом озадачила соседа просьбой завести меня поглубже в метро и там раздеть.

Ольга – подруга, коллега и соратница – вылетала в Омск на час раньше нас из того же аэропорта, поэтому мы посчитали это прекрасным поводом начать отмечать Новый Год прямо в Домодедово. Чтобы не терять времени даром, начали уже в экспрессе от Павелецкого вокзала, шокируя пассажиров импровизированным столом с разносолами, включающими даже виски и икру.

Традиционно сфотографировавшись на вылете (залог удачной поездки), проводили Ольгу и, рассматривая программу тура, стали обсуждать планы.

– Ну, для начала я поменяю 200 долларов, – предложила Леруся, припомнив свои успехи на валютообменном поприще.

Пьяные и уставшие (непонятно что больше), уселись в самолете и приготовились к длинному перелету, свив каждая себе по гнезду из подушек и пледов.

– Ты туповата, – донесся до меня сквозь дрему Лерин голос.

Ну ни хрена себе поездочка начинается! – подумалось мне. Может, я, конечно, и не бог весть какого ума, но к необоснованной критике как-то не привыкла.

– Я туповата? – на всякий случай решила я уточнить.

– Вообще-то я спросила, нужна ли тебе помада. Гигиеническая. Не знаю, туповата ли, но глуховата – это точно.

Встретивший нас гид Питер немного говорил по-русски, так как имел счастье обучаться то ли в Туле, то ли в Воронеже. Он всучил нам шапки с названием встречающей фирмы «КОБО» и сухой паек, включавший зеленый банан, яблоко и жаренную ногу от курицы-марафонца. Наш водитель (симбиоз Майка Тайсона и Геракла) вызвался проводить нас до ближайшего «обменника». Мало того, что сам Найроби с его грязными и пыльными улочками, наводненными чернокожими, вызывал удручающее впечатление, так он еще и завел нас в самое стремное место – зал игровых автоматов (этакий местный «Вулкан»), забитый потными, вонючими, пьяными и орущими работягами.

Сжимая бумажники до боли в пальцах, мы почти бегом кинулись обратно в микроавтобус, где наконец-то почувствовали себя в относительной безопасности.

Нас ждал переезд в отель The Ark в Абердаре.

– И сколько нам ехать до «Арка»? – полюбопытствовали мы.

– 70 километров, – был ответ. – Час – полтора.

Через 3 часа утомительного скаканья на микроавтобусе по разбитой до состояния направления дороге мы стали догадываться, что либо гид что-то напутал, либо нас везут куда-то не туда. На наш единственный вопрос, задаваемый каждые 30 минут, водитель неустанно отвечал «Not far» («Недалеко»).

Наконец, после 4-хчасового переезда, автобус остановился у подножья горы рядом с небольшим бунгало. Бунгало оказалось рецепцией, где нас зарегистрировали и дали заполнить карточки на предмет наших предпочтений в еде. Затем нас с чемоданами и дружной негритянской семьей погрузили в другой автобус и снова поволокли в неизвестном направлении. На улице уже совсем стемнело, и непроглядную темень прорезали только фары нашего автобуса.

– Ты видела? – Лера пихнула меня в бок. – Я не совсем уверена, но, по-моему, нам только что дорогу перебежал носорог.

– Какой носорог?!

Лера пожала плечами:

– Маленький такой носорожек. Интересно, это к чему?

– Ага. У кошек есть примета, что если дорогу перебежит...

– Т-с-с-с-с! Не говори этого слова!

– Носороги не могут перебегать дорогу.

– Но я видела! – Лера не собиралась отступать.

– Да я все понимаю! – Я ободряюще похлопала подругу по плечу. – 30 минут в метро, 40 минут на электричке, 10 часов на самолете, 4 с половиной часа в автобусе... Остается только удивиться, что носорог был один и маленький...

The Ark – отель, построенный в виде Ноева ковчега.


Отель стоит на берегу соляного озера, к которому в течении ночи таскаются разные животные. Нам посчастливилось увидеть буйвола, косулю и диких кошек. Последние, правда, приходили за мясом, заботливо выставляемым персоналом отеля у запасного выхода.


Нашей паре тварей достался номер со счастливым номером 13. Консьерж приволок наши чемоданы, засунул в кроватки по грелке и показал, как пользоваться щеколдой (ни замки, ни ключи не предусматривались). После праздничного ужина, который мы делили все с той же негритянской семьей, уселись на веранде с чашкой горячего кенийского чая и стали дружно рассылать друзьям эсэмэски с поздравлениями, одновременно пытаясь снимать шатающихся вокруг животных.

Без десяти двенадцать переместились в номер, устроились перед елочкой, нацепили шапочки и включили камеру. В двенадцать открыли шампанское, включили бой курантов, выпили шампанское и обменялись подарками.

Вот такой он – Новый Год по-кенийски...

ПРОДОЛЖЕНИЕ >>>



Опубликовано на Bekasov.ru 14.07.2006

1 комментарий:

  1. Ну что ж... Лучше поздно, чем никогда. Поздравляю! :-)

    ОтветитьУдалить

Приносим извинения за то, что некоторые комментарии (как правило, от анонимных читателей) будут опубликованы не сразу, а после проверки администратором. Спасибо.