15 сентября 2009 г.

Отрывки из недописанного про Гардези, часть 1

После публикации в блоге моих кратких размышлений о причинах паузы (по иным версиям, ступора / кризиса / победы лени / периода переосмысления / осознания никчемности и т.п.) в творчестве Шена Бекасова некоторые мои друзья и читатели возбудились по поводу следующей фразы: "Беда в том, что вышеупомянутый критический пересмотр развития творчества еще и забраковал все то, что уже было начато. Неоднократно упоминавшиеся "продолжения" про Андрея Гардези не могут быть представлены на суд читателя в том виде, в каком они первоначально были написаны." В итоге я получил следующий упрек: раз уж ты "гардезиану" забраковал и, судя по всему, переключился на нечто совсем иное, то дай хоть заинтересованным лицам ознакомиться с "браком", дескать, интересно и жалко, если пропадет всуе.

Этот упрек-просьба мне показался сомнительным. Еще как-то объяснимо публиковать в блоге отдельные рассказы, не попавшие в книгу "Банковская тайна", потому что предполагается, что они хотя бы сюжетно самодостаточны и имеют некоторую бонусную ценность для тех, кому понравилась книга. Но зачем публиковать незаконченное, тем более то, что, вероятно, закончено и не будет? Ведь получается "завлекалка" (тизер), ведущая в никуда и сулящая несбыточное. Неужели только потому, что там имеют место персонажи из "Банковской тайны"?

Но мне возразили, что в блоге так можно. Блог - это место для размышлений, дискуссий, черновиков и рабочего материала. В тематических разделах сайта Bekasov.ru вышеописанные недоделанные материалы - да, недопустимы, а вот в блоге можно. А читатели заодно смогут (если, конечно, захотят) прокомментировать представленный рабочий материал. И (мало ли!) имеют шанс вдохновить автора доделать и закончить.

То ли меня убедили, то ли мне просто стало жалко того материала, который сгинет отбракованным, но я решился выкладывать в блоге отдельные главы "про Гардези" - из недописанного произведения, у которого даже и рабочего названия нету. Затея кажется изначально мертворожденной, но, в конце концов, привередливые читатели вольны такие публикации попросту игнорировать, а я все же надеюсь не ограничиваться только такими архивными изъятиями и отмечаться в блоге и иными - более осмысленными - материалами.

Итак, первый отрывок.

Часть 1


РОМА



0


1 марта, четверг



Судмедэксперт открыл тяжелую, по внешнему виду – оцинкованную, дверь, и они вошли в холодное помещение, залитое мертвенным светом ламп дневного света. Андрей невольно вздрогнул, увидев целый ряд «каталок» с накрытыми простынями телами.

– Не здесь, – пробормотал судмедэксперт, торопливо направляясь через всю комнату к другой, такой же на вид оцинкованной, двери в противоположной стене. – Здесь у нас суицид...

Шагая мимо, Андрей насчитал двенадцать покойников. Что-то многовато самоубийц для нашего провинциального городка, подумал он.

В следующей комнате было всего пять «каталок», две из них оказались пустыми.

– Прошу вас, – сказал судмедэксперт и будничным движением, не оборачиваясь к Андрею, отбросил простыню с ближайшего тела.

Андрей посмотрел. Сопровождавший их лейтенант из УВД выдержал паузу и осведомился:

– Это он?

– Он, – подтвердил Андрей внезапно охрипшим голосом, откашлялся и повернулся к лейтенанту: – Все, я могу идти?

– Да, конечно, – кивнул лейтенант. – Мы оформим все документы, и вы сможете забрать тело.

Андрей кивнул в ответ и направился к выходу.

– Минутку! – вдруг очнулся судмедэксперт, глядя в какие-то свои бумаги. – Мне вот тут нужна подпись... Подпишете вы, родители или жена?

– Подпишу я, – ответил Андрей, возвращаясь.

Подписывая акт, он заметил:

– Здесь в одном месте фамилия неправильно написана.

– Где, где? – засуетился судмедэксперт.

– Вот, – Андрей ткнул пальцем. – Здесь написано «Чекунов», а правильно – «Чикунов». Через «и».

– Ага, – забормотал судмедэксперт. – Так это мы аккуратненько замажем. В остальном все правильно?

– Правильно. Чикунов Роман Петрович... Да, все правильно.

– Оставьте мне свой телефон, я вам позвоню, – сказал лейтенант.

Андрей продиктовал ему номер своего мобильного телефона и снова направился к выходу. Шагнувший вслед за ним лейтенант участливо спросил:

– Говорят, он был вашим личным помощником?

– Он был мне другом, – сухо ответил Андрей, открыл дверь и вышел.


1


26 февраля, понедельник



Когда в 18.00 наступил конец рабочего дня, Рома продолжал упорно бороться с сонливостью. Упорство в этой нелегкой борьбе действительно было необходимо, ибо в момент, когда безделье доводит тебя до исступления, нет ничего более коварного и незаметного, чем дремота, настигающая на рабочем месте.

Рома бездельничал вот уже пять часов. Он изучил сегодняшние номера двух газет и трех журналов. Он сходил на обед, а затем битый час просидел у гостеприимных секретарей в приемной президента банка, выпив три чашки чая и сжевав полпакета крекеров. Он сходил в туалет, изучив там еще один журнал. Он, несмотря на холод и московскую слякоть, неторопливо прогулялся в газетный киоск за пятым журналом, по пути заглянув в салон сотовой связи, где полчаса разглядывал новейшие модели телефонов и делал вид, что поддается на уговоры продавца. Опять же несмотря на холод и слякоть, он прямо на улице съел две порции мороженого. В начале шестого он вернулся на рабочее место, раскрыл купленный журнал и, постепенно отогреваясь, начал проваливаться в сладкую и вязкую дремоту.

Когда Рома решил все же капитулировать и устроиться в кресле поудобнее для полноценного отдыха, который он явно заслужил после столь изнурительного дня, наметившаяся было сонная идиллия была безжалостно пресечена.

– Роман! Ты что, спать тут собрался?!

Рома вздрогнул, раскрыл глаза и в ужасе уставился на стол, стоявший напротив. Он должен был быть пуст и девственно чист. За этим столом сегодня никого не должно было быть. Этим радостным обстоятельством и отличался сегодняшний день. Так, во всяком случае, наивно полагал Рома.

Однако сейчас он собственными глазами созерцал хозяйку этого стола – Татьяну Феликсовну, восседавшую на своем рабочем месте и буравившую Рому испепеляющим взглядом. Рома отвечал ей взглядом напуганной лошади, сходство с которой все более усиливалось, потому что Рома невольно отклонялся назад и крутил головой, пытаясь срочно проснуться и одновременно уклониться от гневного взора Татьяны Феликсовны.

– Э-э... – произнес Рома, пытаясь сориентироваться в ситуации.

– Ну, чего ты экаешь? – нетерпеливо осведомилась Татьяна Феликсовна. – Тебя сюда вообще для чего посадили?

– Татьяна Феликсовна! – проникновенно прижав руку к груди, сказал Рома. – Разве у вас сегодня не выходной?

Татьяна Феликсовна только молча посмотрела на него. Рома вжал голову в плечи и немедленно принялся рассматривать столешницу. Ни он, ни кто-либо еще в банке очень не любил встречаться с тяжелым взглядом Татьяны Феликсовны. За глаза ее называли Железным Феликсом, уважали, но побаивались. Она была одним из старейших сотрудников этого банка, обладала чуть ли не двадцатипятилетним стажем работы секретарем-референтом и являлась личным помощником вице-президента банка Андрея Гардези. Рома Чикунов тоже значился личным помощником Гардези, но куда ему, бывшему телохранителю, до Железного Феликса? В приемной Гардези у Ромы даже рабочий стол был раза в два меньше, чему у Татьяны Феликсовны. Впрочем, честно говоря, даже свой небольшой стол Рома не загромождал ничем, кроме газет и журналов, да и персональный компьютер включал не каждый день.

– Дурак ты, Рома, – сказала Татьяна Феликсовна. – Да еще тунеядец и соня.

Рома покорно кивнул. Спорить он не пытался. Не то чтобы он чувствовал за собой вину, просто спорить с Железным Феликсом – себе дороже.

– У меня вообще сложилось впечатление, – продолжала Татьяна Феликсовна, – что Андрей тебя держит только ради поездок по барам-ресторанам да всяких сомнительных приключений. Как был ты для него потешным соратником, так и остался.

Потешным соратником! Выдумает тоже... Рома собрался было возмутиться словом «потешный», но слово «соратник» ему понравилось, и он снова ограничился молчаливым кивком.

– Я так и думала, что тебя нельзя оставлять на хозяйстве... – ворчала Татьяна Феликсовна, включая компьютер и доставая из сейфа какие-то бумаги и папки. – Небось ни на один звонок не ответил... Почта в секретариате не разобрана... С девчонками только флиртует да «плэйбои» свои листает...

Рома шумно вдохнул и выдохнул, изображая последнюю степень возмущения подобной клеветой.

– Ну, чего сопишь? – спросила Татьяна Феликсовна. – Носовой платок одолжить, что ли?

– Татьяна Феликсовна, – с достоинством сказал Рома. – По-моему, вы ко мне несправедливы. Все входящие звонки вы сами распорядились перевести на президентскую приемную...

– Разумеется, – немедленно отозвалась Татьяна Феликсовна. – Я бы тебе даже звонок из пиццерии не доверила бы...

– А что, должны были привезти пиццу? – оживился Рома.

– И не надейся, – отрезала Татьяна Феликсовна.

– Тем не менее, – сказал Рома. – Звонков не было, так что и отвечать было не на что. Почту мне в секретариате мне тоже не отдали, сказали, что вы не разрешили...

– Не разрешила, – хладнокровно подтвердила Татьяна Феликсовна.

– Еле выпросил сегодняшние газеты, – пожаловался Рома. – Что же касается журнала «Плэйбой» и каких-то там мифических девочек...

– Не желаю слушать! – перебила Татьяна Феликсовна. – Ты, конечно, можешь все объяснять тем, что я тебя нарочно отстраняю от всех мало-мальски важных дел, но ты бездельник и пользуешься лишь благосклонностью Андрея. Не знаю, за что он тебя ценит... То есть догадываюсь, что ты силен в самых разнообразных аспектах, но к банковскому делу это наверняка не имеет никакого отношения...

– Ну, раз вы думаете, что я такой ненадежный и бесполезный, и не пускаете меня в свой священный секретарский мир... я, кстати, и не напрашиваюсь... тогда не критикуйте меня за то, что я не делаю того, что вы и так не позволяете мне делать...

Сказав эту логическую многоходовку, Рома задумался, пытаясь понять, сказал ли он то, что на самом деле хотел сказать. Однако, судя по сосредоточенно нахмуренному лбу и негромкому покашливанию Железного Феликса, пламенная тирада Ромы возымела какое-то действие. Во всяком случае, Татьяна Феликсовна перестала сверлить Рому рассерженным взглядом, и даже могло показаться, что она чуть смущена. Впрочем, Рома решил настолько не обольщаться.

Бой окончился вничью, и спустя пять минут они уже обменивались вполне деловитыми фразами. Поняв, что очередная конфронтация благополучно преодолена, Рома выбрал момент и осторожно спросил:

– Татьяна Феликсовна, а зачем вы все-таки вышли на работу? Да еще после окончания рабочего дня? Ведь половина седьмого уже...

– А почему бы и нет? – рассеянно ответила Татьяна Феликсовна, быстро набивая на клавиатуре компьютера какой-то текст.

Рома искренне решил попытаться объяснить ней, почему. Во-первых, их босс Андрей Гардези вот уже третий день в частной и конфиденциальной командировке в Лондоне и до конца недели его возвращение обратно в Москву не ожидается. Во-вторых, он просил его не беспокоить, а если с ним захочет поговорить кто-то из руководства банка, то их соединят и без нашего участия. Но даже если в каком-нибудь экстренном случае приемная Андрея Гардези и понадобится, то для этого есть он, бесполезный, но хотя бы пригодный в качестве дежурного Рома Чикунов, а ей, многоуважаемой и редко отдыхающей Татьяне Феликсовне, любимый начальник дал оплачиваемые отгулы до конца недели.

– Видишь ли, Рома, – прервавшись на минуту, неторопливо произнесла Татьяна Феликсовна. – Знаешь ли ты, чем отличается хороший помощник от идеального?

– Чем же?

– Хороший помощник выполняет поручения начальника быстро и четко. А идеальный помощник выполняет поручения начальника до того, как тот успевает их дать.

Рома задумался.

– Вы хотите сказать, что вы сегодня вечером понадобитесь Андрею, хотя он еще этого не знает?

– Я не ясновидящая, Рома, – возразила Татьяна Феликсовна. – Я не могу знать, когда ему понадоблюсь, но хотя бы могу постараться не отсутствовать тогда, когда вдруг окажусь ему нужна. – Она снова застучала по клавишам. – Идеальные помощники, Рома, встречаются очень редко, и я к их числу все же не отношусь. К сожалению.

– Ну что вы, Татьяна Феликсовна, – добродушно заметил Рома. – У нас в банке все давно уже считают, что вы мастер в своем ремесле...

Татьяна Феликсовна снова прервалась, посмотрела на Рому выразительным взглядом и таким тоном, словно цитирует кого-то, сказала:

– Вот такая грубая лесть, молодой человек, меня только раздражает!

Рома смутился.

– Хотя, может быть, ты и прав, – милостиво добавила она. – Кое-какой опыт все же имеется...

Без пятнадцати семь Татьяна Феликсовна ушла в секретариат за почтой.

В 18.48 в приемной Андрея Гардези впервые за день зазвонил телефон. Судя по сигналу, звонок был внутренний, а на жидкокристаллическом экранчике телефона отразился номер основного коммутатора банка.

Рома откашлялся, поднял трубку и солидно сказал:

– Приемная Андрея Гардези.

– Рома, ты?

– Э-э... Да.

– Ромка, не узнал меня, что ли? Это Лена.

– А! Лен, не узнал, богатой будешь... Я, правда, думал, ты не на коммутаторе, а в кредитном сидишь...

Лена расхохоталась.

– Ну, Ромка! Молчи уж, когда не уверен... Есть там в кредитном некая Лена, но не я. Совсем запутался в своих связях, да?

Ч-черт! Рома почувствовал, что краснеет.

– Ладно, забудь. – Голос Лены посерьезнел. – Я тебе вот чего звоню. У меня тут на линии висит звонок из какого-то Энска. Звонит какой-то парень, говорит, что он брат Андрея Викторовича, и просит срочно соединить... Не поговоришь, а? Вдруг идиот какой-нибудь прикидывается, а потом мне достанется за доброту мою душевную...

– Из Энска, говоришь?

– Ага. Я даже о таком городе и не слышала...

– Но-но! Гардези родом оттуда. И брат у него действительно есть, правда, двоюродный. Ладно, давай его сюда. Я его вообще-то немножко знаю лично, так что разберусь...

– Спасибочки, милый Ромео!

Лена отсоединилась, а через пять секунд в трубке послышался голос:

– Алло?

– Да, слушаю, – отозвался Рома, пытаясь вспомнить голос кузена Гардези, с которым виделся всего пару раз, когда тот приезжал в Москву погостить у Андрея.

– Рома? Приветствую. Это Глеб Гардези. Помнишь меня?

– Да-да, конечно, – с облегчением отозвался Рома. Судя по всему, это действительно был двоюродный брат Андрея. – Чем обязаны?

– Мне нужно поговорить с Андреем.

– Что-то случилось?

– Да... То есть не знаю. Может быть.

– Э-э... Не понял. В чем дело-то?

– Это, скажем так, семейное дело. Мне нужно с ним поговорить. Ты можешь меня с ним соединить?

– Да как тебе сказать... Его вообще-то сейчас нет в Москве.

– Нет в Москве? – Глеб, казалось, был озадачен. – Вот не вовремя! И связаться с ним никак не получится?

– Ну, возможность всегда есть... Просто он в важной командировке и беспокоить его очень не рекомендуется. Только в экстренных случаях. У тебя экстренный случай?

– Ну, можно и так сказать. – Глеб помолчал. – А когда он вернется?

– Не раньше субботы. Терпит?

– Да нет, не сказал бы... И так уже слишком много времени прошло.

Глеб закряхтел, словно в замешательстве.

– Ну, не знаю, – протянул Рома. – Я, честно говоря, не очень понимаю...

– Дело в том, – перебил Глеб, – что у меня, собственно, нет ничего конкретного. Только беспокойство. Даже не знаю, дергать его или нет... Вдруг окажется ерунда, а я ему нервы только зря потреплю...

– Да в чем дело-то? – возопил Рома.

Глеб помолчал и как бы нехотя пояснил:

– Родители Андрея куда-то запропастились. Второй день не могу их найти. Вчера они должны были быть на юбилее нашего родственника, но так и не появились. Они сейчас должны отдыхать в пансионате на озере. Я до них так и не дозвонился, поехал сам, а их в номере нет. То есть вещи есть, а сами куда-то делись, никто их уже с воскресенья не видел.

– М-да, – произнес Рома, несколько оторопев.

– Грешным делом подумал, что утонули на озере, но там лед такой – не провалишься. Да и полыньи только на мелководье... И вообще – не идиоты же они, в конце концов, по льду ходить! Пожилые, солидные люди...

– Так, может, уехали куда-нибудь по срочной необходимости? – предположил Рома.

– Так что они на связь-то не выходят? Андреевы родители вообще-то всегда были образцом ответственности... Непохоже на них – вот так исчезнуть. – Глеб тяжело вздохнул. – Короче, не знаю теперь, что делать. Уже и больницы обзвонил, и морг наш городской даже проверил. Правда, Гардези у нас в Энске люди известные, не могут они вот так без следа пропасть. Прежде чем милицию поднимать, хотел с Андреем посоветоваться... Что думаешь?

– Знаешь, Глеб, – задумчиво проговорил Рома, – мне кажется, это все-таки экстренный случай. Сейчас попробую тебя соединить.

Рома достал свой мобильный телефон и нашел в его записной книжке сотовый номер Андрея. Соединяя Глеба с Андреем, Роме вдруг подумалось, что стоило бы дождаться возвращения Татьяны Феликсовны, но, с другой стороны, это было бы лишним подтверждением того, что Железный Феликс не зря держит Рому на расстоянии от деловой работы. Если уж Рома не в состоянии самостоятельно разобраться, стоит беспокоить босса или нет, то какой же он, простите, тогда личный помощник?

Андрей отозвался не сразу. Наконец, в трубке послышался его голос, по которому Рома сразу догадался, что они с Глебом звонят явно некстати.

– Ну, чего там? – буркнул Андрей вместо приветствия.

– Андрей, – торопливо заговорил Рома, – ты можешь сейчас говорить?

– Подожди, я такси ловлю... – Некоторое время Андрея не было слышно, из трубки доносились какие-то уличные шумы. Наконец, он, судя по всему, остановил такси и уселся. Было слышно, как он произнес «Шератон Парк Тауэр», обращаясь, видимо, к таксисту. Затем он вернулся к разговору с Ромой. – Что случилось?

– У меня здесь на линии Глеб...

– Какой Глеб?

– Н-ну... Твой брат. Двоюродный.

– А... – В голосе Андрея послышалось напряжение. – Что там случилось?

– Думаю, он сам расскажет. Соединяю?

– Давай.

Рома соединил их и отключился. Он пристально смотрел на зеленый мерцающий огонек одной из клавиш многоканального офисного телефона, отмеряя про себя, сколько длится этот тревожный разговор.

Вошла Татьяна Феликсовна с кипой корреспонденции, которую разложила на своем столе и принялась разбирать. Взглянув на Рому, она осведомилась:

– Что такое?

– А? – поднял брови Рома.

– Что у тебя за выражение на лице?

– А что с ним не так?

Татьяна Феликсовна, поджав губы, несколько секунд смотрела на него, потом пожала плечами и вернулась к разбору почты.

Спустя полторы минуты огонек на телефоне погас – разговор Андрея и Глеба завершился. Пока Рома размышлял, перезванивать ли Андрею и стоит ли это делать в присутствии Татьяны Феликсовны, неожиданно заверещал мобильный телефон Ромы. Рома взглянул на дисплей телефона – это был Андрей. Ага, решил сам перезвонить, прямо из лондонского такси.

– Алло? – бодро сказал Рома в трубку.

– Рома, – быстро заговорил Андрей, – ты один?

– Нет.

– Феликсовна, что ли, пришла?

– Точно.

– Пусть лучше не знает, что это я звоню.

– Хорошо.

– Ты в курсе, из-за чего звонил Глеб?

– Да.

– У меня к тебе просьба.

– Слушаю.

– Завтра тебе перезвонит Глеб. Если новостей так и не будет, поезжай сам первым же рейсом в Энск. Глеб тебя встретит. Осмотрись там на месте. В крайнем случае обратись в местную милицию, но согласуй это со мной. И вообще – будешь держать меня в курсе.

– Понял.

– И еще. Феликсовну не беспокой. Придумай что-нибудь. Договорились?

– Договорились.

– Хорошо. Я на тебя надеюсь, амиго.

– Да, амиго. Айл ду май бест.

Когда Рома положил трубку в карман, он обратил внимание, что Татьяна Феликсовна смотрит на него испытующим взглядом. Роме показалось, что она видит его насквозь, придумывать что-либо просто бесполезно и сейчас произойдет унизительный акт разоблачения.

Но она всего лишь сказала:

– Рома, это был твой лучший разговор по телефону. Кратко и деловито. Знаешь, ты, пожалуй, еще не безнадежен.

(продолжение, возможно, последует)

6 комментариев:

  1. "Но зачем публиковать незаконченное, тем более то, что, вероятно, закончено и не будет? Ведь получается "завлекалка" (тизер), ведущая в никуда и сулящая несбыточное. Неужели только потому, что там имеют место персонажи из "Банковской тайны"? " :-) - Не только Админ умеет прибедняться :) И почему его так беспокоит, что получается? Проще махнуть рукой: будь, что будет, и продолжить.

    Хотя начало мрачновато, с покойника.

    ОтветитьУдалить
  2. – Грешным делом подумал, что утонули на озере, но там лед такой – не провалишься. -- А чем занимаются люди на озере зимой? не могу понять.

    ОтветитьУдалить
  3. Зимой на озере можно только рыбу ловить. И ловят только судака -он водится почти во всех озерах.

    ОтветитьУдалить
  4. Подозреваю, что смерть Романа - плохой сон Гардези.

    ОтветитьУдалить
  5. Кто чем занимается на работе, когда делать нечего! У меня несколько раз - главы из "Банковской тайны".

    ОтветитьУдалить
  6. Книга в целом неплохая, я когда читала, прежде отодрала обложку, чтобы сотрудники не заподозрили в чтении любовных романов.

    ОтветитьУдалить

Приносим извинения за то, что некоторые комментарии (как правило, от анонимных читателей) будут опубликованы не сразу, а после проверки администратором. Спасибо.