14 апреля 2013 г.

Возрождение российской провинции (из книги "Благодаря и вопреки"

(Продолжение. См. предыдущие главы: Предисловие"Я есть""Андрэ""Даниэль""Франция. Жизнь "с нуля". Париж"; "Отец Силлуан""Gastronomie"; "Русские во Франции""Дом и Родина""Всё, что нас не убивает, делает нас сильнее""Женский Покровский монастырь""Возвращение""Россия. Жизнь "с нуля""Глубинка отчаяния""Наташа""Деревенский колорит""Гордость или сытость?""Камень дружбы""Маша""Женя""Ксюша""Гриша""И снова сыночки и лапочки-дочки"; "Жизнь "с нуля". Дом с характером"; "Плёс - город художников"; "Частный визит". Измерение четвертое, "Человеческое".)

Я полагаю себя всесторонне счастливым человеком: помимо прочего мне удалось узнать чувство истиной любви к Родине. Мое отношение к России до отъезда во Францию и мое чувство России по возвращении совершенно не сравнимы. Уроженка столицы, я со скепсисом относилась к существованию интересной жизни за пределами Москвы и Санкт-Петербурга, в мыслях моих не было места российской глубинке, природе, деревне, я стремилась к облагороженному, ухоженному и чистому. Однако во Франции ко мне пришло ощущение искусственности городской жизни, сочно зеленых стриженных газонов, сформированных крон парковых деревьев.

За время жизни в деревне мне выдалось узнать столько колоритных русских типажей, увидеть такие живые исконно русские традиции, вкусить настолько не знакомого уютного, теплого деревенского уклада жизни, что не было возможности не проникнуться ко всему этому искренними любовью и интересом. Появилось горячее желание как можно с большим количеством городских жителей поделиться этим человеческим теплом, этим колоритом совсем другой жизни, неспешной, теплой, вкусной и настоящей. Мы не только стараемся создать именно такую атмосферу в своем отеле и ресторане, но и устраиваем желающим экскурсию в деревню, к нашим хорошим друзьям, поразительным людям - бабушке и дедушке нашей воспитанницы Маши, которой мы помогли получить образование и воплотить в жизнь мечту стать переводчиком.

В семье Суровых никакой бутафории, там все по-настоящему, настоящий русский дом с деревянными полами, корзинами яблок, банками меда, кринками молока, дом, где все вкусно пахнет свежим хлебом, где видна сама деревенская суть, где все неспешно, по-доброму, где встречают тебя спокойной мягкой добродушной улыбкой, по-домашнему достают из печки пышный омлет в эмалированной миске и большие пироги с мучнистыми румяными бочками, где под вышитым полотенцем висит икона, достается из погреба квас, смородиновая наливочка, берется гармошка, и Валерий Иванович своими огромными натруженными руками начнет выдавать такие мелодии, что дух захватывает и сердце замирает. Семья Суровых сразу поразила меня тем, что они не просто поют, они поют на разные голоса, неукоснительно держат первый и второй голос без всякого музыкального образования и дирижера, это поразительно и говорит о том, что мы попросту недооцениваем деревню.

Валерий Иванович и Римма Александровна вообще царственная пара, к ним не стыдно привезти кого угодно, мы и перевозили к ним даже весь дипломатический корпус Франции. Однажды, приехав к ним с французами Жанин и Рене, мы провели эксперимент: французов переодели в одежду хозяев, а Римму Александровну и Валерия Ивановича – в современную европейскую одежду. Каково же было наше изумление достигнутым эффектом! Наши бабушка и дедушка стали модными французистыми европейцами, а Жанин и Рене – этакими простецкими бабуськой и дедуськой из деревни Косяково. После увиденного мы вручили им пилу дружбы, которой они пилили дрова, счастливо улыбаясь в объектив фотоаппарата.

Знакомя иностранцев с таким вот русским экспромтом, мы добиваемся в сближении наций гораздо больше, нежели все политики вместе взятые. Высокопарные словеса, произносимые наверху, не всегда доходят до народа, а здесь все очень действенно: пришел, увидел, полюбил.
Однажды у нас одновременно гостили еврей и араб, так мы не только усадили их за один стол, они даже отзывы оставили на одном развороте нашей книги, потому что когда приходят в действие глубинные, истинные струны человеческой души, никто не вспоминает, какой он национальности и как он относится к другим народностям, он видит перед собой добрых, открытых друзей, с которыми судьба свела его именно здесь, именно сейчас, именно в этот миг, который никогда более не повторится. После таких вот встреч, после увиденной деревенской жизни, после испытанной радости от соприкосновения с непостижимой русской душой, с радушным гостеприимством, с незабываемым весельем, иностранцы восторженно восклицают: «Не ждал, удивлен, не знал, что Россия такая! Если Россия такая, то я хочу быть русским!»

Чем мне интересна провинция, так это ощущением какой-то изысканной простоты, какого-то единства, когда всем и всему ты можешь сказать, как в мультфильме про Маугли: «Мы с тобой одной крови, ты и я!», и наслаждаться общением с открытым, дружелюбным миром, где важна только самая суть, без всякой внешней шелухи.

Городским жителям не хватает не только человеческого общения, люди обделены ощущением живой природы, радостью увидеть бескрайнее поле, ясное голубое небо, погладить по мягкой шерстке жеребенка, покормить рыбок… Ведь до чего бывают незабываемыми и забавными животные! У Суровых одно время была коза, которая доставала из кармана доллар – так сколько радости и удовольствия она приносила хозяевам и гостям! На своем участке мы стараемся держать животных, хотим брать на доращивание ягнят, козлят, чтобы дети могли играть с ними. Все дети, хоть человеческие, хоть детеныши животных, постоянно хотят играть, когда они играют им очень весело, а наблюдать за этим – истинное удовольствие!

Я настолько влюблена в российскую провинцию, что не могу не делиться этой любовью со всеми! Жизнь ее так трогательна, так чиста, что способна разбудить лучшие чувства в тех, кто даже сам уже не подозревает об их наличии в себе.

Однажды трое молодых успешных бизнесменов попросили нас организовать экскурсию в деревню для своих английский партнеров, которых они принимали себя в гостях и которым показывали Россию. В программу нашей экскурсии входило посещение дома семьи Суровых и русской бани. По пути в деревню, мужчины попросили остановиться на повороте, чтобы подождать автобус с девушками. «С какими девушками? Для чего автобус?» - не поняла я. Внятно гости мне не отвечали, а сама я никак не могла разобраться что происходит. Только после того, как в контексте автобуса речь зашла о бане, я поняла в чем дело. До глубины души возмутившись представлением о том, что именно бизнесмены решили устроить в бане наших уважаемых интеллигентных хозяев, я пришла в ярость и заявила, что либо они прямо сейчас отменяют автобус и мы проводим экскурсию по нашей программе, либо мы разворачиваемся и немедленно едем домой, потому что дальше с такими планами я никого не пущу.

Заказчики экскурсии пытались давить и шантажировать тем, что экскурсия оплачена, что мы обязаны ее провести, но я заявила, что даже под страхом смерти не покажу им дорогу и в деревню не повезу. Желание не ударить в грязь лицом перед партнерами взяло верх, и ради обещанного англичанам показа русской деревни автобус с девушками был отменен. От экскурсии, видимо, разительно отличавшейся от всей предыдущей программы знакомства с российскими красотами и традициями, англичане пришли в такой неописуемый восторг, что едва ли не бросались, сияя улыбками, целовать нас, Суровых и всех кого видели на своем пути. С чувством выполненного долга я вернулась домой, ликуя от того, что мне удалось не разрушить доверие Валерия Ивановича и Риммы Александровны. Каково же было мое изумление, когда на следующий день я увидела на пороге дома тех самых вчерашних грозных бизнесменов, которые теперь смущенно попросили у меня прощения за вчерашний инцидент, сердечно выразили восторг экскурсией, сказав, что ничего подобного никогда не видели, и вручили мне в благодарность дополнительную сумму, существенно превышающую стоимость экскурсии. Это была наша победа, одна из самых запоминающихся! Истине, простоте и чистоте удалось прорваться через все коросты, которыми обрастает сердце современного человека, и разбудить в нем самое светлое, самое хорошее. Такое дорогого стоит!


Между строк:

Елена: В какой стране еще есть пословица: «Раз пошла такая пьянка, режь последний огурец»? Достать к столу последнее – норма для нашего народа, и этим мы отличаемся от других. Именно такая гостеприимность, такая широта души, ощущение гостя, что хозяева готовы отдать ему все, что имеют, оставляют в душе восторг, тепло, счастье и удовлетворение.


Наши экскурсии в деревню доставляют удовольствие не только посетителям, но и самим хозяевам, по крайней мере мы постарались их сделать таковыми. Дабы заинтересовать Суровых приемами гостей, мы придумали, что сначала они все рассказывают и показывают гостям, а потом гости должны представиться и рассказать о себе, своей жизни и стране, таким образом Валерий Иванович с Риммой Александровной, никогда не покидавшие пределов родной деревни, много узнают о других городах России, о Франции, Англии, Германии и других странах, видят много разных людей и судеб. Поразительно при этом, насколько глубоко эти простые русские бабушка и дедушка чувствуют людей!

Как-то мы привезли к Суровым команду Антона Ланге, известного российского фотохудожника, который в то время работал над своим пятилетним проектом «Россия из окна поезда». В течение года Антон вместе с коллегами, среди которых был Иван Шакуров и их товарищ Пирс - скромный, тихий, услужливый англичанин, любивший заниматься домашними делами и служивший объектом для вечного подтрунивания товарищей, ездил по просторам России от Кавказа до Дальнего Востока и собирал материал для фотоальбома.

Когда за трапезой наступил черед рассказа о себе гостей, Антон пышно и с удовольствием представил себя. Иван взмолился, что не умеет ничего про себя рассказывать, Антон представил и его как известного журналиста-международника, сына актера Сергея Шакурова. «Как, - прошептала Римма Александровна, - уже не того ли Шакурова, который Брежнева-то играл?» «Того, бабушка, того!» «Гоооосподи, так что ж вы мне раньше-то не сказали, да я бы… Оооой, да мне же никто завтра из бабушек не поверит!» - не сводила она с Ивана глаз, заинтересовавшись им куда больше фотозвезды мирового масштаба.

Дошло дело до Пирса, гремящего у рукомойника посудой. Бросив аккуратный взгляд на англичанина, Римма Александровна придвинулась поближе и сказала: «Леночка, задайте вашему Пирсу вопрос: не было ли у него в роду лордов? Больно уж он благородный, прям как в кино показывают...» На такие речи Антон откровенно расхохотался, простонав сквозь смех, что Пирс у них больше лорд по тарелкам, больно уж благородно он их моет по всей России, но я настояла, чтобы вопрос Риммы Александровны был переведен Пирсу с точностью до буквы. Утерев слезы смеха, вложив в голос весь доступный ему сарказм, Антон поинтересовался не благородных ли кровей изволит быть почтенный английский господин. Не двинув бровью, Пирс спокойно ответил, что род его ведет свою историю с двенадцатого века от Войны Белой и Алой розы*, что в роду у них было несколько лордов, в том числе прадед Пирса – лорд Гладстоун, бывший трижды премьер-министр Великобритании… Антон слушал рассказ с вытянувшимся лицом и округлившимися глазами. «Каков, а! – выдохнул Антон. - Всю страну с нами объездил, год бок о бок каждый день был, и хоть бы раз, хоть бы словом… Ну дает!» Настала наша очередь хохотать над тем, как простая русская бабушка из деревни Косяково вычислила английского лорда, которого не смог раскусить всемирно известный фотограф, чего и кого только на свете ни повидавший.

Как здесь не возгордиться исконно русской прозорливостью мудрой российской провинции?! Мы и гордимся, стараясь всячески помогать тем, кто не бросил родные края и живет в своих не богатых, но милых сердцу местах. Помимо помощи деревне мы стараемся по мере своих возможностей сделать привлекательным для жизни тот маленький городок, в котором сейчас живем, чтобы приезжающие к нам отдыхать люди хотя бы немного прониклись симпатией к русской провинции и увидели, что в ней можно прекрасно и интересно жить.









---------
*Война Алой и Белой розы — серия вооружённых династических конфликтов между группировками английской знати в 1455—1487 годах в борьбе за власть между сторонниками двух ветвей династии Плантагенетов — Ланкастеров и Йорков.


Комментариев нет:

Отправить комментарий

Приносим извинения за то, что некоторые комментарии (как правило, от анонимных читателей) будут опубликованы не сразу, а после проверки администратором. Спасибо.